Форма лица — бесконечность | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Архив

Выставка «Форма лица — бесконечность » откроется 5 июня в Музее им. С.Д. Эрьзи.

дверь3

Ливанов Александр Григорьевич — художник, реставратор. Родился в г. Саранске в 1955г. Окончил СХУ им. Ф.В. Сычкова в 1981 году.  Представляет вниманию зрителей свою выставку «Форма лица – бесконечность». В экспозиции 18 работ.

Выполненные как цифровые фотографии они в то же время выражают принципы коллажного метода работы. Автором использованы фотоизображения скульптур С.Д. Эрьзи для репрезентации их в другом смысловом контексте.

Музей дает возможность зрителю увидеть произведение-подлинник, однако музей – не единственное и окончательное место для показа произведения. В ситуации двухмерного пространства (экран монитора, фотоизображение) фон и среда активно влияют на восприятие зрителя. Творческая интерпретация виртуальной реальности позволяет включать произведение в пространство на основе замысла и фантазии. Помещенное в творческое поле художника, это произведение имеет свойство вторичной реальности, получает другой художественный статус. Меняется также его жанровая определенность и смысловое наполнение.

Земля и небо – не только пространство жизни человека, но и координаты его познания. Работы Эрьзи, условно изъятые из музейной среды, помещены автором в эти координаты познания с помощью фотомонтажа. Форма рукотворная сливается с природными формами в фотографическом пространстве пейзажа. Происходит объединение образа человека с настроением природы, совмещение их в единую ландшафтную образность. Попадая в другую среду, образ — скульптура получает другое качество пластической выразительности и новые смыслы. Один из этих смыслов раскрывает фраза древнекитайского философа: «Небеса, земля и я – у нас всех одни корни; вещи, которым десять тысяч лет и я сделаны из одного и того же».

Скульптура – объект наблюдения, а зритель – наблюдатель. Работа скульптора, выполненная в материале как вещь, теряет часть этих материальных свойств в изображенной фотореальности. Вместе с тем, окружающий мир приобретает новое качество и начинает существовать как вещь, которую вы наблюдаете. Акт дематериализации скульптуры позволяет увидеть ее «масштаб» как единый с природным, а сделанное скульптором лицо получает свойственные природе черты бесконечности.

Лицо становится трансперсональным объектом, выходящим за пределы ограниченной индивидуальности и обыденного опыта. Зритель при этом занимает положение стоящего на границе мира наблюдателя. Роль этого наблюдателя позволяет хотя бы в виртуальном пространстве испытать чувство единства с природой. В реальной действительности слияние с природой недостижимо. В. Набоков выразил это так: «…чудесно, может быть, смешаться с пейзажем, но это конец хрупкого «я»». В виде наскальных рисунков древних людей лицо — артефакт присутствовало как часть природного естества. В этом контексте истории лицо, растворяясь в природе, получает такой же вектор в бесконечность как и сама природа. Искусство должно захватывать красотой, визуальной силой, а кроме того — способностью увлечь во «внутреннее путешествие». Именно это предлагается зрителю.