Биография | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Биография

1876-1959

Среди плеяды имен выдающихся мордовских художников, писателей, актеров, ученых, музыкантов ХХ века лишь имя скульптора Степана Дмитриевича Нефедова — Эрьзи достигло высот мировой известности. Творчество Эрьзи, сформировавшееся на рубеже ХIХ-ХХ веков, обращено к всеобъемлющему анализу человеческой натуры. Состояние души человека, его эмоции, чувства стали предметом пристального изучения мастером и взволнованного воплощения в произведениях. Гуманистическая направленность творчества скульптора предопределила его популярность не только у современников, но и у грядущих поколений.

Биография Эрьзи необычайна, содержательна, ярка. Это биография подлинного таланта, порывистого и упорного, со взлетами и неудачами, резкими противоречиями, таланта, сумевшего сохранить свое лицо во всех превратностях жизни», — писал один из исследователей творчества скульптора Юрий Ефремов.

Степан Дмитриевич Нефедов родился 27 октября (8 ноября) 1876 года в с. Баево Алатырского уезда Симбирской губернии (ныне Ардатовский район Республики Мордовия) в крестьянской семье. Свою трудовую биографию Степан начал с работы в иконописных артелях. Путешествуя с ними по городам и селам Поволжья, постигал азы иконописного мастерства, приобретая опыт в росписи церквей. Начало нового – ХХ века — было ознаменовано в судьбе Нефедова учебой в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Сначала на живописном отделении, потом скульптурном. Его преподавателями были крупнейшие живописцы Н.А. Касаткин и А.Е. Архипов; скульпторы П.П. Трубецкой и С.М. Волнухин.

1906-1916 годы — первый период самостоятельного творчества скульптора. На этом этапе происходит процесс формирования художественной индивидуальности Эрьзи. Он едет в Италию, затем во Францию, где изучает произведения искусства прошлого и современности, совершенствует свое мастерство, активно работая творчески. Там скульптор становится известен под псевдонимом «Эрьзя», происходящим от названия эрзяноязычной группы мордовского народа, выходцем из которой он был.

Полновесно и значимо имя скульптора прозвучало впервые в 1909 году на международной выставке в Венеции, «гвоздем» которой, как писала газета «Русско-французский вестник», была скульптура Эрьзи «Последняя ночь осужденного перед казнью», где он создал трагический и вместе с тем полный героизма образ осужденного. Впоследствии Эрьзя не раз обратится к теме борьбы и философского осмысления жизни. Затем последовали художественные выставки в Ницце, Риме, Милане, Париже. С.Д. Эрьзя выступил на них как сложившийся мастер с ярко выраженной демократической устремленностью. С потрясающей силой скульптору удалось воплотить образы Христа («Христос распятый», «Христос кричащий» – 1910), священника («Поп» – 1908), художника, переживающего муки творчества (автопортрет «Тоска» – 1908), людей труда («Косец», «Сеятель»– 1908).

В 1914 году Эрьзя возвращается на родину. Во время I мировой войны он работал в Москве в военном госпитале, лишь изредка имея возможность обращаться к творчеству. Среди работ этого периода наиболее значительными явились «Монголка» (1915-1916, цемент), «Портрет балерины Федоровой 2-й» (1915 – мрамор). Многое из найденного скульптором в ранний период будет развито им в зрелом творчестве: это разнообразная тематика произведений, воплощенная в женских, национальных и мифологических образах, их обобщенная трактовка, повышенная экспрессивность, открытая эмоциональность, глубокое знание автором специфики художественных свойств материала и техники исполнения.

Новый этап творчества Эрьзи охватывает 1917-1926 годы, когда он работал на Урале (г. Екатеринбург, с. Мраморское) и Кавказе (г. Новороссийск, Геленджик, Батуми, Баку). В это время происходит дальнейшее становление творческой индивидуальности скульптора. В первые годы советской власти С.Д. Эрьзя активно включается в осуществление плана монументальной пропаганды. Он создает памятники революции, свободе, человеку труда, стремится к воплощению ассоциативно богатых образов, полных обобщенно-символического содержания. Прежде всего, эти черты прослеживаются в его монументальных произведениях, созданных на Урале (памятники погибшим парижским коммунарам, уральским коммунистам, «Освобожденный человек»). Те же качества отличают его станковые произведения, в первую очередь, такие, как «Скорбь» — (гипс) 1918, «Женский портрет» («Спокойствие») – (мрамор) 1919 г., ярко продолжающие линию пристального интереса Эрьзи к душе человека. Чертами обобщенности и стремлением к психологической трактовке отмечены и мифологические образы: «Иоанн Креститель» (цемент), «Ева» (мрамор) – 1919, «Калипсо» (мрамор) – 1917.

На Кавказе С.Д. Эрьзя создал ряд конкретных образов исторических деятелей (К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина), классиков грузинской литературы (Ш.Руставели, И.Чавчавадзе, А.Церетели), отдав дань традиционному жанру портрета.

Круг материалов, к которым обращался Эрьзя в этот период, довольно широк. Это мрамор, цемент, железобетон, чугун, гипс. Впервые скульптор использует в своем творчестве твердые породы дерева — кавказский дуб, кавказский орех. Работая с ними, он продолжает фактурные поиски, начало которых относится к более раннему периоду («Летящий», «Леда и Лебедь», «Шепот»), «Материнство» — 1922. Любовь мастера к этому материалу имела глубокие корни, которые ведут к мордовскому народному искусству резьбы по дереву. В эрзянских селах до сих пор можно встретить свадебные сундуки-пари, дошедшие до нас из глубины веков и украшенные резным орнаментом. Определенное впечатление могла произвести и деревянная скульптура, которую Эрьзя мог видеть в церквях.

В 1926 году в Москве на VIII выставке Ассоциации художников революционной России (АХРР) внимание критики привлекли произведения С.Д. Эрьзи, выполненные из железобетона («Узник», «Народный трибун» — 1920, «Жертвы революции 1905 года» — 1926), наполненные острым социальным звучанием. Они отвечали выдвинутому АХРР лозунгу «героического реализма».

В этом же году С.Д. Эрьзя отправился с выставкой произведений в Париж, затем в Аргентину. Почти четверть века (с 1927 по 1950 г.г.) продолжался период творческой зрелости скульптора. Это были годы, наполненные драматизмом и вдохновением, именно здесь его творчество развивалось в полную силу. Поиски оригинальных форм и способов пластического выражения протекали на земле южной Америки наиболее активно, помогали скульптору пережить разлуку с Родиной. Здесь он открыл для себя материал, с которым не расставался до конца своей жизни – породы субтропических деревьев кебрачо, альгарробо, урундай. Они покорили художника экзотической красотой, фактурным богатством, плотностью и твердостью. Этот материал открыл перед Эрьзей возможности в выборе разнообразных тем и сюжетов, которые впоследствии сложились в серии портретов исторических личностей, мифологических, женских, интернациональных и национальных образов, а также работы так называемой психологической серии. Несмотря на обилие тем, затронутых мастером, его творчество представляется очень цельным, так как центром внимания становится Человек и жизнь его души.

Искусству С.Д. Эрьзи свойственны огромная духовная культура, тонкая интеллектуальность. Оно вместило в себя достижения не только национальной, но и русской, и мировой культуры. Об этом свидетельствуют работы, посвященные великим людям. Мастера привлекают характеры героические, личности яркие и сильные, натуры страстные. Эрьзе были близки и философская мудрость Сократа, и непостижимая человеческая глубина Льва Толстого, музыка Бетховена и Грига и гений Микеланджело. («Лев Толстой» — 1930, «Микеланджело», «Сократ»– 1940, «Бетховен» — 1929).

Сильные, мужественные характеры, мятущиеся души, величие духовных и физических сил запечатлел Эрьзя в героях античной, библейской и евангельской мифологии: «Голова Медузы» — 1938, «Мельпомена» — 1939, «Моисей» — 1932,«Иоанн Креститель» — 1928, «Христос» — (не датирован). Они заняли значительное место в его творчестве, вершиной которого стал «Моисей». В образе пророка мастер передал всю гамму противоречивых переживаний человеческой души — всеобъемлющий гнев и всепобеждающую доброту, грозную силу и усталость, суровую решимость и мудрую уравновешенность, — достигнув глубин психологического анализа. Сродни «Моисею» «Христос» (не датирован) Эрьзи. Небольшая по размерам, изысканная в линиях и формах, эта работа необыкновенно точно передает крайнее напряжение и собранность воли, духовных сил Христа, направленных на мужественное преодоление страданий. В этом образе, воплотившемся в произведениях Эрьзи разных лет («Христос кричащий» — 1910 г., «Голова Христа» — 1915 г., «Христос» — 1945 г.), ярко отразились неустанные поиски истины, нравственного идеала Эрьзи, сопровождавшие его на протяжении всей его жизни.

Свои идеальные представления о человеке и его душе, сложное ощущение прекрасного воплощает С.Д. Эрьзя в многочисленных женских образах. Это непреходящая тема в творчестве скульптора и одна из главных в мировом искусстве. Они непостижимы в своей многозначности, неисчерпаемы по индивидуальной характерности, многообразны по пластическому решению. Это и ожившее поэтическое сказание («Обнаженная» — 1930), и картины античной мифологии («Леда и лебедь» — 1929), и носительница мятежного духа («Боливийская революционерка» — 1949), и олицетворение чистоты, самоотречения и покорности («Монашенка» — 1941), и воплощение изысканной красоты, тонкого обаяния и кокетства («Парижанка в шляпке» — 1927, «Каприз» - 1944).

В портретной галерее С.Д. Эрьзи женщины разных стран и национальностей. Здесь родные ему мордовские и русские лица, испанки, француженки и почти все представительницы американского континента. В каждом портрете художник не просто передает национальные черты, но и раскрывает определенный характер, душевное состояние и настроение портретируемых, используя все возможности декоративного богатства материала. Необыкновенно мелодичен портрет «Аргентинки» (1941), волевое и сильное начало с налетом горечи передано в портрете «Русской женщины» (1948), олицетворение гордости и достоинства заключено в портрете «Испанки» (1942).

Наибольшего мастерства в пластике достигает скульптор при создании ряда обнаженных женских фигур («Молодость» — 1940, «Юность» — 1940-1943). Подлинным гимном женской красоте является скульптура «Обнаженная» (1930). Изысканная и спокойная грация певучих линий тела, подчеркнутых естественным рисунком дерева, передает прелесть и обаяние, гордую величавость полубогини, полуземной женщины.

Глубиной психологического анализа пронизаны работы, посвященные женщине – матери. Тема материнства одна из самых глубоких и значительных в мировом искусстве. К ней Эрьзя неоднократно обращался в своем творчестве («Спящая мать» — 1937, «Четырнадцатилетняя мать» — 1939, «Материнство» — 1922). Работа «Мать с ребенком» (1929) наполнена дыханием жизни, силой материнской любви и заботы. Замкнутость композиции, компактный объем, разнообразие ритмов, силуэта, светотеневые контрасты привносят в эту работу противоречивые настроения: от безмятежного спокойствия до неясной тревоги, ощущения опасности и готовности защитить.

Тревожные настроения, возникающие в работах С.Д. Эрьзи, отражали его душевное самочувствие в Аргентине, что нашло преломление в ряде портретов его земляков, родных, близких. Произведения скульптора проникнуты пониманием национального характера своего народа, гордостью за него, теплотой и искренностью («Голова крестьянина» — 1931, «Крестьянин-мордвин» — 1937, «Портрет мордовки» — 1938, «Портрет отца» — 1944). Почти языческая красота и неукротимый порыв, подчеркнутый пластическими массами урундая, воплощены скульптором в «Портрете матери» (1940); человеческое достоинство незаурядный ум, уверенность в себе демонстрирует мастер в мужских национальных образах: «Старик-мордвин» (1944), «Голова крестьянина» (1931).

Щемящие ноты мучительной тоски и боли, отчаяния, сменяющиеся надеждой, звучат в его взволнованной исповеди – «Автопортрет» (1947). С.Д. Эрьзя, сам переживший очень многое, испытывает интерес к сложным психологическим состояниям человека и воплощает их в серии произведений. Созданные портреты вырастают до образов-символов: «Ужас» (1933), «Отчаяние» (1936), «Думы» (не датирован), «Мужество» (1932), «Тоска» (1944). Естественные наросты, органично вплетенные в образную ткань портрета «Пламенный» (1934), передают стремительность и романтический порыв. Динамичный силуэт, резкие контрасты света и тени дополняют яркую эмоциональность образа.

В годы пребывания в Аргентине С.Д. Эрьзя создает огромное количество произведений, часть которых разошлась по музеям и частным коллекциям во многие страны мира. Духовная наполненность образов, глубина их психологических характеристик, обращенность к всечеловеческим ценностям сделали их понятными и близкими людям всех континентов.

В 1950 году скульптор возвращается, наконец, в Россию, гражданином которой он оставался всегда. Все свои самые лучшие произведения он привез с собой и передал в дар своему народу. 1950-1959 годы становятся завершающим этапом его творчества. Скульптор осваивает новую для него действительность, искусство его наполняется новым звучанием, появляется целый ряд новых образов, исчезает некоторая их отчужденность, ослабляется обобщенность трактовки. Меняется отношение скульптора к материалу: все чаще необработанная фактура дерева уступает место гладкой моделировке. Новые люди, живущие пока незнакомой, но чрезвычайно интересной для С.Д. Эрьзи жизнью, становятся героями его произведений: простотой и непосредственностью поэтически восторженной натуры привлекает «Москвичка» (1953), романтична и загадочна «Студентка» (1954), внутренней динамикой наполнен образ его молодой современницы («Женская голова», 1958).

В 1954 году открылась персональная выставка произведений С.Д. Эрьзи в Москве. В 1957 году скульптор награжден орденом Трудового Красного Знамени в связи с 80-летием со дня рождения и за многолетнюю деятельность в области изобразительного искусства. В этот период рождаются у скульптора новые замыслы. Он снова обращается к монументальному искусству: проектирует памятник Н.А. Некрасову для Москвы, задумывает создать для Саранска фонтан, украшенный фигурами женщин, олицетворяющих 15 союзных республик. Но реализовать эти планы не удалось.

Степан Дмитриевич Эрьзя умер в 1959 году в Москве. На могиле его в Саранске установлено надгробие работы С.Т. Коненкова, воплотившее начало бессмертия выдающегося мордовского скульптора.

Достойной данью памяти Степана Дмитриевича Эрьзи является Мордовский республиканский музей, носящий его имя и обладающий самой большой (свыше 200 работ) и уникальной коллекцией его скульптур.

Произведения Степана Дмитриевича Эрьзи раскрывают его сложный творческий путь, его бесконечные искания, яркую и сильную художественную индивидуальность. Эрьзя поместил Человека, его душу, мысли и чувства в центр своего искусства, заставляя сопереживать зрителя и преклоняться перед гениальным творением природы. Высокий гуманизм, поэтичность и глубина творчества выдающегося скульптора будут притягательны во все времена.

Бертяева Л.Г.
старший научный сотрудник МРМИИ им. С.Д. Эрьзи