Возвращённые имена: атрибуция произведений И.К. Макарова (1822-1897) из фондов МРМИИ им.С.Д.Эрьзи | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Атрибуция

Н.С. Осянина

Результаты атрибуции опубликованы в кн.: Материалы по русской иконографии. Вып. 2 / Ком. по рус. иконографии; [сост. С.А. Подстаницкий]. — Москва: Фонд «Русские витязи», 2013. — 192 с.: илл. — с. 18, с. 13

В культуре и изобразительном искусстве Республики Мордовия И.К. Макаров занимает особое положение, которое объясняется тем, что он первым среди художников получил академическое художественное образование, первым из нашего края изобразил представительниц коренного народа – мордовок в произведении живописи. Картина «Две молодые мордовки» была выполнена в 1842 году под руководством отца — К.А. Макарова, живописца и основателя Саранской живописной школы. Эта работа открыла молодому Макарову двери в Императорскую академию художеств, куда он поступил в 1845 году, приехав из Саранска. Природный талант, трудолюбие, хорошая подготовка в области изобразительной грамоты, полученная от отца, позволили Макарову успешно заниматься в классе исторической живописи профессора А.Т. Маркова, а наряду с учёбой выполнять заказные портреты. Создавая живописную галерею своих современников, И.К. Макаров стремился запечатлеть в них «образ человека совершенного, понятого им в единстве красоты внешней и внутренней, в гармонии телесного и духовного. Это было искусство идеала, стремившееся вернуть человеку его целостность, которая с течением исторического времени становилась всё более недостижимой в жизни и всё чаще ускользала из искусства». (1)

И.К. Макаров прожил долгую и плодотворную жизнь, создав около 300 живописных и графических произведений. Он умер в 1897 году в Санкт-Петербурге и был похоронен на Никольском кладбище  Александро-Невской лавры. В настоящее время художественное наследие мастера разбросано по многим странам мира. Но, к счастью, большая часть его находится в России – частных коллекциях и музейных собраниях, начиная от Хабаровска и заканчивая Грозным. Научным центром по изучению биографии и творчества И.К. Макарова стал МРМИИ им. С.Д. Эрьзи, что совершенно логично, ибо в Саранске – уездном городе Пензенской губернии — прошли его детство и юность, здесь жила семья Макаровых до 1852 года, после чего переехала в Пензу. Здесь же, в Саранске, в 1972 году состоялась выставка, посвящённая 150-летию со дня рождения художника. Она прошла в стенах Мордовской республиканской картинной галереи имени Ф.В. Сычкова (ныне МРМИИ им. С.Д. Эрьзи). На выставке было представлено 62 произведения из разных музеев СССР. (2) В её организации  принял большое участие внук художника, полный его тёзка, Иван Кузьмич Макаров – «знаток русского искусства, человек высокообразованный (он посещал воскресные классы Пензенского художественного училища, которым руководил И.С. Горюшкин-Сорокопудов, занимался керамикой и скульптурой в школе барона Штиглица в Петербурге), в последующем музейный работник…» (3) .  Им же были представлены на выставку  произведения деда из личной коллекции. Ещё до открытия выставки Иван Кузьмич преподнёс их в дар картинной галерее. Эта выставка явилась серьёзным шагом к осмыслению творчества И.К. Макарова.

Следующим этапом стало открытие в 1987 году в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств мемориального зала, посвящённого творчеству академика. В экспозицию вошли 24 работы: 19 произведений из коллекции И.К. Макарова-внука, 1 передана Пензенской картинной галереей им. К.А. Савицкого, 1 – Горьковским художественным музеем (ныне Нижегородский государственный художественный музей), 2 работы закуплены из частных коллекций.

Весомым вкладом в популяризацию и изучение наследия художника стал выпуск Мордовским книжным издательством  альбомов-каталогов  в 1994 и 2002 годах. Автор-составитель Т.В. Елисеева впервые опубликовала богатейший материал искусствоведческого характера, внесла в каталог более 200 работ, поместила большую подборку цветных и чёрно-белых репродукции произведений И.К. Макарова. Однако автор в статье справедливо пишет: «Наследие мастера пока ещё полностью не собрано, не изучено… Не найдены десятки произведений художника, значащихся в каталогах выставок, упоминающихся в архивных документах. Сведения  о Макарове скудны и часто не имеют документальных подтверждений. Изучение творчества художника во многом затрудняет отсутствие эпистолярного материала – Макаров очень редко брал в руки перо». (4)   Затрудняет работу исследователей и тот факт, что Иван Кузьмич зачастую не подписывал свои картины. Вот как об этом пишет внук: «Дед Иван Кузьмич не любил афишировать свои произведения и часто не подписывал их; может быть, вспоминал, как его отец говорил, что в его время ставить свою фамилию на работах было «прадерзостью», как трактовали это в годы крепостничества дворяне и помещики, считавшие, что хотя мастер и создал шедевр, но подписывать его не имеет права, так как сам он, художник, принадлежит не себе, а своему господину.

Не любил Иван Кузьмич и переделывать свои работы, если они чем-нибудь не нравились ему. Обычно брал он тогда новый холст и начинал снова».(5)

Особенностью  коллекции произведений И.К. Макарова из фондов нашего музея как раз и  является то, что большинство работ представляют собой незаконченные портреты или эскизы, этюды к ним — без подписей, дат и указаний имён изображённых.  При передаче коллекции музею инвентарные карточки заполнялись со слов Ивана Кузьмича-внука. Однако документально эти сведения не подкреплялись.   Среди подаренных работ был мужской портрет. Об этой работе Ивану Кузьмичу-внуку ничего не было известно. К тому же, полотно находилось в плохом состоянии и требовало реставрации. Она была проведена реставратором нашего музея С.Ф. Коротковым  в 2002 году, после чего портрет был «одет» в новую раму и занял достойное место в мемориальном зале.

Мужской портрет (инв. РЖ-418) из фондов МРМИИ им.С.Д.Эрьзи

На овальном портрете изображён мужчина 35-40 лет с окладистой тёмно-русой бородой на круглом лице. Высокий лоб, спокойный проницательный взгляд, общее выражение лица характеризуют изображённого как человека умного и серьёзного. Основательность образу придаёт плотная фигура, несколько полноватая, облачённая в сюртук. Знание типических черт различных сословий русского общества XIX века давало возможность предположить, что мужчина является представителем купеческого сословия. Сказать что-то более определённое исследователи прошлых лет затруднялись.

Начался новый этап исследований и поисков. На помощь пришёл Интернет.

И.К. Макаров был знаком с членами семьи крупнейшего предпринимателя и благотворителя в России XIX века Петра Ионовича Губонина.  Об этом свидетельствует «Портрет Губониной» (ГРМ, инв. Ж-1165), а также указание Т.В. Елисеевой в «Списке произведений художника, местонахождение которых неизвестно», на то, что был «Портрет Губонина» 1885 года создания.

(6). О «Портрете Губониной»  Макаров-внук рассказал следующее: «Известный миллионер П.И. Губонин – строитель железных дорог в России – заказал художнику портрет своей жены, приехавшей в Санкт-Петербург на зимний театральный сезон. Когда портрет был готов, Губонин приехал за ним. Он подошёл к мольберту, с которого дед снял покрывало, долго смотрел на изображение, наконец вздохнул, отсчитал деньги за работу и отдал их мастеру. «Бери, Иван Кузьмич, и спасибо за портрет, но только я его не возьму. Слишком похожа на себя. Не хочу, чтобы она всё время была у меня на глазах». С этим и уехал. А портрет остался у деда. В течение нескольких десятилетий висел он на стене в столовой под название «Дама в красном». (7)  В 1927 году, в связи с проведением персональной выставки И.К. Макарова, его дочь – А.И. Лебедева, проживавшая в Ленинграде, подарила портрет Русскому музею.

Из общего ряда женских портретов «Портрет Губониной» выделяется тем, что героиня далека от идеала, к которому стремился Макаров. На её лице капризное выражение. Вычурное красное платье на полной фигуре, обилие декоративных украшений в виде искусственных цветов и гроздьев  винограда в причёске и на груди создают впечатление о даме богатой, но не обладающей хорошим вкусом. Интернет помог установить имя  Губониной – Марина Севастьяновна, практически ничего не добавив к характеристике её личности. Но нашлось  несколько сайтов, посвящённых её мужу, а они проиллюстрированы портретами и фотографиями Петра Ионовича. С первого взгляда на них стало ясно, что на нашем «Мужском портрете» И.К. Макарова изображён Губонин.

Произошло заочное знакомство с людьми,  которые собрали и опубликовали богатый материал о предпринимателе и благотворителе П.И. Губонине (8) . В первую очередь, с И.А. Кеня, председателем правления Фонда имени братьев Могилевцевых (г. Брянск), и И.Н. Слепнёвым, кандидатом исторических наук, главным специалистом Российского гуманитарного научного Фонда (г. Москва). Электронное изображение «Мужского портрета», присланное им, было атрибутировано  однозначно – это П. И. Губонин, только в более молодом возрасте, в отличие от портрета, который растиражирован в Интернете и украшает обложку книги. Этот же вывод сделал и Ю.Н. Губонин, дальний родственник П.И. Губонина, ныне живущий в Москве. Он собрал богатейший материал о своём знаменитом родственнике и тесно сотрудничает с Московским музеем меценатов и благотворителей. Было установлено, что портрет П.И. Губонина, размещённый на обложке книги и в Интернете, находится в собрании ГИМа.  Он написан  В.С. Розановым, вероятнее всего, в 1870-х годах, а музеем приобретён недавно  (Инв. 108895/1, ИI – 6097)на аукционе «Магнум-АРС».

Также стало известно, что в Брянском областном краеведческом музее хранится ещё один портрет П.И. Губонина (Неизвестный художник. 1883.Инв. БОМ-3022). Картина была изъята у гражданки Маевской в 1950-х годах и передана в музей. Скорее всего, данный портрет до Великой Отечественной войны находился в собственности Брянского машиностроительного завода, построенного когда-то П.И. Губониным.

Сравнивая три портрета и зная дату рождения П.И. Губонина (1825 или 1828 год), можно сделать вывод, что И.К. Макаров выполнил «Мужской портрет» (Портрет П.И. Губонина) в 1860-е годы.

Атрибуция традиционно опирается на интуицию и эмпирические знания специалиста-знатока. В настоящее время используются результаты химических и физических исследований, а при установлении имени изображённого – результаты судебно-медицинской экспертизы (9).

« …Практика показала, что экспертам-криминалистам приходится решать задачи, относящиеся к компетенции искусствоведов. Искусствоведам же, в свою очередь, приходится использовать элементы судебно-портретных методик. Таким образом, можно констатировать, что использование этих методик при исследовании произведений изобразительного искусства осуществляется в двух направлениях. Первое – это применение данных методик сотрудниками судебно-экспертных учреждений при обращении к ним работников музеев, журналистов и других исследователей, решающих вопрос о том, кто изображён на рисунке, акварельном, живописном, скульптурном портрете. Второе – это визуальное сопоставление признаков внешности лиц, изображённых на портретах, самими инициаторами исследований произведений изобразительного искусства, которое по своему содержанию является использованием одного из методов судебно-портретной экспертизы». (10)

В процессе атрибуции «Мужского портрета» И.К. Макарова  мы обратились за помощью  к сотрудникам судебно-экспертного отдела МВД РМ. Им были представлены два изображения портретов П.И. Губонина: первый — выполненный И.К. Макаровым, второй (эталонный) – В.С. Розановым.

Вывод экспертов:

На изображениях №1 и №2, вероятно,  одно и то же лицо.

1 2
m1 m2
1. Изображения лиц на фото 1, 2 выполнены с различным поворотом головы. 
m3 m4
2. Форма правой брови на фото 1, 2 совпадает — извилистая. 
m5 m6
3. Форма левой брови на фото 1, 2 совпадает — выпуклая. 
m7 m8
4. Внешний угол левой брови на фото 1, 2 — приподнят. 

Существенных различий в форме и взаиморасположении остальных элементов внешности не выявлено, однако говорить об их совпадении, а также дать ответ в категорической форме не представляется возможным, так как изображения на фото №1 на фото №2 являются не фотоснимками лица, а рисованными портретами, выполненными в различных ракурсах, в различной цветовой гамме.

Вероятнее всего, в 1860-е годы  И.К. Макаровым был написан и портрет М.С. Губониной, что хранится в Русском музее. В собрании ГИМа находится портрет М.С. Губониной (Инв. 108895/2, ИI-6088), написанный   В.С. Розановым  в 1870-е годы. Он является парным портрету П.И. Губонина. Сравнивая внешний облик Губониной в этих двух портретах, можно сделать вывод: И.К. Макаров выполнил портрет Губониной на 10-15 лет раньше, чем В.С. Розанов. На 1860-е годы указывает также платье и браслет  Марины Севастьяновны, характерные для моды того десятилетия.

Женский портрет (инв. РЖ-433) из фондов МРМИИ им.С.Д.Эрьзи

Наше внимание привлекло сходство черт лица и костюма у героинь двух портретов И.К. Макарова: «Женского портрета» (инв. РЖ-433)из фондов нашего музея и «Женского портрета» из собрания Омского областного музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля (начало 1880-х. инв. Жр-263).

В наш музей  «Женский портрет» поступил в 1971 году от И.К. Макарова-внука. С его слов было записано, что изображена «Вишнюкова, жена директора кадетского корпуса в С.-Петербурге. Портрет выполнен в 1850-е годы. Женщина была больна чахоткой и умерла до момента завершения портрета. Портрет остался незавершённым  в мастерской И.К. Макарова».

В Омский музей картина поступила в 1925 году из Ленинградского Государственного музейного фонда.

Изображения этих портретов были переданы сотрудникам судебно-экспертного отдела МВД РМ.

Вывод экспертов:

На изображениях №1 и №2, вероятно, изображено одно и то же лицо.

1 2
f1 f2
1. Форма и конфигурация линии роста волос совпадают на фото №1 и на фото №2 
f3 f4
2. Форма и размеры внешнего и внутреннего элементов правого уха совпадают на фото №1 и на фото №2. 
f5 f6
3. Форма и размеры правых частей верхней и нижней губы совпадают (правый уголок губ направлен вниз) на фото №1 и на фото №2. 
f7 f8
4. Форма и взаиморасположение правой брови и правого верхнего века совпадают (правый уголок века направлен вниз) на фото №1 и на фото №2. 

Дать ответ в категорической форме не представляется возможным, так как изображения на фото №1 на фото №2 являются не фотоснимками лица, а рисованными портретами, выполненными в различных ракурсах.

Данный вывод позволяет предположить, что при выполнении заказного портрета Иван Кузьмич отказался по какой-то причине от первоначального варианта, отдав предпочтение более эффектной композиции.  Завершённый портрет был отдан заказчику, а незаконченный хранился в мастерской художника. Отсюда следует, что наш «Женский портрет» необходимо датировать 1880-ми годами. Остаётся неясным, кто изображён на портрете. Среди директоров Первого кадетского корпуса, а также других кадетских корпусов, не было офицера по фамилии Вишнюков. Но был Евгений Петрович Вишняков (1841-1916), кадровый офицер, который с 1883 по 1890 год служил в должности командира роты Павловского военного училища. В свободное от службы время (свою военную карьеру он закончил в звании генерал от инфантерии) увлекался пейзажной фотографией и на этой почве  был дружен со многими петербургскими художниками. Таким образом,  следующим этапом в атрибуции этих портретов станет поиск имени героини, а «Вишнюкова» пока останется со знаком вопроса.

Выражаю искреннюю признательность сотрудникам российских музеев, оказавших неоценимую помощь в атрибуции произведений И.К. Макарова: И.Г. Девятьяровой, главному н.с. научно-хранительского отдела Омского областного музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля; Н.А. Перевезенцевой, ведущему н.с. отдела изобразительных материалов Государственного Исторического музея; Н.В. Печикиной, н.с. дореволюционного отдела Брянского областного краеведческого музея.

Примечания.

  1. Великие мастера земли мордовской. Альбом. О.Г. Беломоева «И.К. Макаров». — Саранск. 2007.
  2. И.К. Макаров. Каталог выставки произведений к 150-летию со дня рождения. – Саранск. 1972.
  3. Т.В. Елисеева. Иван Кузьмич Макаров. Живопись. Графика. Альбом. – Саранск. 2002.
  4. Там же.
  5. И.К. Макаров. Записки о семье художников Макаровых.- Саранск.  1974.
  6. Т.В. Елисеева. Иван Кузьмич Макаров. Живопись. Графика. Альбом. – Саранск. 2002.
  7. И.К. Макаров. Записки о семье художников Макаровых.- Саранск.  1974.
  8. Кеня И.А., Слепнёв И.Н. Пётр Губонин – предприниматель и благотворитель. Серия: историко-культурное наследие Брянщины. – Брянск.  2010.
  9. Терминологический словарь «Аполлон». Москва. — Эллис Лак. 1997.

10.  А.М. Зинин. Возможности использования судебно-портретных методик при исследовании произведений изобразительного искусства. – Сборник докладов симпозиума СНГ и стран Балтии. Научный редактор А.И. Косолапов. — Санкт-Петербург. 2000.

Наталья Сергеевна Осянина,
зав. отделом музейной педагогики МРМИИ им. С.Д. Эрьзи

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ