Августовская благодать. Картина Ф.В. Сычкова «Водосвятие» | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

Голышенкова Елена Всеволодовна,

искусствовед, заведующая научно-исследовательским отделом МРМИИ им. С. Д. Эрьзи

Русскую культуру всегда характеризует высокая духовность. Ее творят тонкие одухотворенные интеллектуальные натуры, небезразличные к судьбе Отечества, вполне осознающие значимость и ответственность своего «слова» в духовном развитии общества. К их числу, бесспорно, относится народный художник Мордовии Федот Васильевич Сычков. Его по праву можно назвать живописцем счастья, певцом радости. Еще в начале самостоятельного пути в искусстве выбрав для себя творческое кредо – писать жизнь под ее счастливым углом зрения, Ф.В. Сычков никогда ему не изменяет, несмотря на то, что жизнь самого художника была далеко не безоблачна. Сын бедного крестьянина из села Кочелаево в Мордовии, он с детства познает тяготы сельского труда, жизнь впроголодь и многие другие лишения. Но вместе с тем навсегда закладывает в свою душу уважение к крестьянину, преклонение перед его мудрым оптимизмом, умением радоваться жизни в труде и отдыхе.

Avtoportret_1899

Поэтому, когда Ф.В. Сычков заканчивает Академию художеств в Санкт-Петербурге, куда он поступает благодаря поддержке местного помещика Арапова, основной темой своего творчества он выбирает жизнь русской деревни. Он хочет поделиться со всеми тем, что любит, понимает, ценит превыше всего – высоким чувством принадлежности к Единому Целому – России. Ф.В. Сычков становится творцом с поистине русской душой. Его мастерство впитывает в себя лучшие традиции русской реалистической школы живописи, а его направленность на показ жизни народа вливается в волну широкой демократизации искусства рубежа веков.

Интерес к крестьянской жизни сближает Ф.В. Сычкова с передвижника-ми. Однако передвижничество тяготеет к обличению тяжелого положения крестьянина. Сильная сторона этого искусства – его беспощадный реализм, уничтожение всякой идеализации жизни крестьянина-труженика. Ф.В. Сычков же целенаправленно сосредотачивает свое внимание на радостной стороне жизни деревни. Даже в картинах, посвященных тяжелому крестьянскому труду («Мяльщицы льна», 1905) или быту («Христославы», 1903) у него нет и тени социальной критики. Наоборот, художник доказывает, что жизнь крестьян про-ходит в труде, но он для них привычен, хоть и тяжел. В знаменитых «Мяльщицах льна» Ф.В. Сычков обращается к показу трудового процесса: женщины отбивают, мнут и треплют лен цепами. Живописец любуется гармонией спорых и ритмичных движений работающих, их задорными лицами, освещенными улыбкой – откликом на чью-то веселую шутку. Единение вокруг обыкновенной радости человеческой – основной лейтмотив полотна. Здесь все достойно и красиво, несмотря на тяжесть труда. При этом народная тема у Ф.В. Сычкова свободна от идеализации и какой бы то ни было слащавости. Просто автор по-особому, не извне, а изнутри, как представитель крестьянства, чувствует свое-образную поэзию сельского быта.

223

Гуманистическое, понимающее, уважительное отношение к народной жизни является тем духовном началом, которое делает мастера истинно народным живописцем. Недаром именно он первым в Мордовии был удостоен звания народного художника республики.

Ф.В. Сычкова не интересует внешнее преобразование социальной среды, он верит во внутреннее преображение личности и всеми средствами своего искусства стремится приблизить этот момент. Поэтому он сосредотачивает внимание на показе духовной жизни человека. В чем для Ф.В. Сычкова заключается сила духа? В радости бытия, в мудром умении народа радоваться любому мгновению прожитого. Художник утверждает радость как хозяйку человеческой жизни. Не будь ее – человек не справится со всеми горестями и тяготами, уготованными для него судьбой. Радость – вот основа человеческой сути, вот тот духовный стержень, на который нанизывается все творчество мастера.

В полотнах Ф.В. Сычкова люди просто радуются счастливым мгновениям жизни: они влюбляются, любят, рожают детей, занимаются хозяйством, весело отдыхают. Все его образы (будь то портрет, натюрморт, пейзаж, бытовая картина) утверждают добро. Они начисто лишены агрессивности, что особенно ценно в наши дни, когда современная жизнь и искусство изобилуют негативными эмоциями. Полотна Ф.В. Сычкова в некотором смысле помогают освободиться от агрессии. Достаточно взглянуть на открытые и добродушные улыбки его румянощеких героинь, на спокойную лирику пейзажей. Они прославляют незыблемые ценности человеческого духа. Человек красив для Ф. В. Сычкова своей внутренней сутью, такой, каков он есть, вне зависимости от его социального положения. Каждой минутой своей жизни этот человек утверждает духовную гармонию Вселенной.

Целью Ф.В. Сычкова является изображение народа во всем укладе его духовной жизни, в его верованиях, надеждах и идеале. Причем народная жизнь преломляется в его полотнах сквозь призму сознания человека из этого же народа, обладающего той долей оптимизма, которая помогает людям оставаться людьми при всех невзгодах и испытаниях жизни. В картинах постоянно звучит авторское «я» художника.

Неиссякаемый оптимизм Ф.В. Сычкова проявляется во всем художественном строе произведений: в композиционных приемах – когда движение, заключенное в картине, буквально вырывается за пределы холста («Праздничный день. Подруги. Зима», 1941; «Катание с гор», 1937; «Алмаатинские яблоки», 1937), в благородной яркости колорита («Женский портрет», 1903; «Собираются в гости», 1940; «Астры», 1940; «Колхозный базар», 1936; «У изгороди. Зима», 1931; «Девушка в синем платке», 1935), в мажорном восприятии и искреннем раскрытии изначальной сути человеческого характера («Трудный переход», 1912; «Мяльщицы льна», 1905; «Молодая», 1925; «Жница», 1931; «Плясунья Соня», 1932; «Учительница-мордовка», 1937), но прежде всего в авторском «я» художника.

Ф.В. Сычков разносторонне одаренный мастер. Он не мало преуспевает в жанрах портрета, натюрморта, пейзажа. Но он особенно счастлив, когда пишет бытовую картину. Его привлекают многофигурные композиции. Живописец часто показывает массовые сцены: то крестьяне возвращаются с сенокоса, то с грибной прогулки, то катаются с гор, то отдыхают после трудовой недели на берегу Мокши, то гуляют по улице села Кочелаево в праздничный день, то собираются на религиозный праздник водосвятия. В них полнозвучно раскрывается особое российское чувство – соборности, которое формируется необъятными просторами Родины, православной верой, образом быта народа. Им преисполнено авторское «я» Ф.В. Сычкова: он живет в согласии с тем миром, которому он беспредельно предан, миром таких же, как и он. Этим миром он себя поверяет, в нем видит путь к идеалу.

68-11

Нерасторжимая связь художника с миром родной земли и таких же родных людей, живущих на ней, часто проявляется в его полотнах в единстве созданных характеров и образах природы. Наиболее ярко это прослеживается в картине «Водосвятие». Ф. В. Сычков не был откровенно религиозным художником, в творчестве которого христианская тематика получила бы широкое развитие. Пожалуй, единственным произведением подобного рода стало это полотно. Так сложилось, что оно выставлялось не часто, тем интереснее взглянуть на него глазами нашего современника.

Картина «Водосвятие» была написана в 1916 году, когда за плечами мастера было уже полтора десятка лет самостоятельного творчества. В этом году ему исполнилось уже 46 лет.

В 1900 году он окончил Академию художеств и остался жить и работать в Петербурге, приезжая на лето в родное Кочелаево. За 16 лет он из начинающего художника превратился в маститого живописца. Вот хроника этих событий:

1905 – удостоен премии им. А. И. Куинджжи за картину «Мяльщицы льна»

1908 – путешествие в Италию, Францию, Германию

1909 – удостоен первой премии на закрытом Всероссийском конкурсе Общества поощрения художеств за картину «Дети на катке»;

1910 – удостоен премии за картину «Возвращение с ярмарки»;

1911 – удостоен поощрительной премии на Международной выставке в Риме за картину «Трудный переход»;

1913 – удостоен первой премии на выставке работ Общества им. Куинджи за картины «Деревенская свадьба», «Возвращение с сенокоса»;

1914 – удостоен премии на Весенней выставке в АХ за картины «После дождя» и «Летом в деревне».

Каждый год он пишет не менее 5 – 7 картин, в наиболее активные годы – до 10 – 12 картин. И какие! «Мяльщицы льна», «Возвращение с ярмарки», «Трудный переход», «Возвращение с сенокоса», «Деревенская свадьба», наконец, «Водосвятие».

12-1-21

Картина посвящена одному из христианских праздников, приходящих на август месяц. В основе сюжета – праздник водосвятия, праздник первого Спаса. Август-месяц… В средней полосе России завершается цикл сельскохозяйственных работ, пора сбора плодов. И эта веха земного бытия освящена церковным благословением. В основе многих православных праздников лежит цикл годичных работ крестьян, цикл времен года. Не случайно в искусстве временам года придают философскую значимость. Их рассматривают как символ человеческой жизни, как знаки космических стихий, отраженных в повседневности бытия.

Картина Ф.В. Сычкова «Водосвятие» менее всего подходит к понятию космического. Скорее ей присущ жанровоописательный характер. Но вот что удивительно: в холсте отсутствуют всякого рода бытовизмы и мелочная детализация. Проникая в ткань полотна, мы начинаем осознавать, что в нем заложено более глубокое и яркое содержание, стоит только внимательней в него вглядеться, вслушаться в его музыку, которая так созвучна мелодиям Георгия Свиридова. Она как нельзя более соответствует русской душе, русскому мироощущению, цельному, гармоническому восприятию жизни. Музыка картины насквозь пронизана характерным мелодическим началом. Гармонии холста очень просты, хотя подчас оригинальны и изысканны. Краски легкие, свежие, акварельные. На фоне непрерывного движения по кругу возникает напев ярко выраженного русского характера — всеобщего душевного подъема, устремленности всех дум к миру горнему, того состояния, что мы обычно называем русской святостью.

Нет суеты, все размеренно, спокойно, гармонично. Движения людей исполнены особой значимости совершаемого, их объединяет чувство очищения благостью святого праздника. Здесь нет главных героев — все действующие лица равны, объединенные общим религиозным чувством. Действительно, для Ф.В. Сычкова в картине самое важное — показать единение, соборность русских людей. Хотя, безусловно, в композиции присутствуют яркие индивидуальные характеры, четко обрисованные образы.

Основу мелодики картины составляет ритм. Он и в пластическом абрисе фигур (плавные неторопливые наклоны, жесты персонажей), и в расположении цветовых пятен (приглушенно розовых, красных, желтоватых, жемчужно-белых), которые очень красиво объединены и дополнены богато разработанным молочно-сизым тоном одежд, воды, неба. Ритм же образует тонкую световоздушную ткань холста, передавая атмосферу тихого нежаркого августовского дня, прохладу воды в предчувствии осени. Ритм перетекающих друг в друга пластических масс, объемов, форм также придает действию мерность, неторопливость, особую гармонию, что подчеркнуто почти круговой композицией. Внутри нее заключена бесконечность движения, точками сопряжения которой являются вода и храм вдали на вершине холма. Они образуют некое сакральное пространство; в нем сосредоточены умиротворение и благодать.

Особенно ярко это отражается в своеобразном «ритме души», том эмоциональном камертоне, заключающем родственное чувство, переживаемое всеми участниками события. Любопытно, что это впечатление не исчезает несмотря

на то, что художник избирает большой размер холста, придавая ему горизонтальный формат, тем самым охватывая обширное глубокое пространство. Казалось бы, все нацелено на создание мощного эпического полотна. И все же благодаря зрелому мастерству Ф.В. Сычков заставляет эту многофигурную композицию звучать интимно, лирически, как живописную исповедь русской право-славной души художника, признанного высшим петербургским светом, но черпавшего вдохновение и бесконечное разнообразие сюжетов в жизни одной русской деревни — своей родины, затерявшейся в бескрайних просторах лесов и полей Мордовии.

У Н. Заболоцкого в «Вечере на Оке» есть строки, созвучные многим полотнам Ф.В. Сычкова. Они раскрывают подлинную всепобеждающую радость, сокрытую в очаровании русского пейзажа и русской души. «Горит весь мир, прозрачен и духовен…». Такой же прозрачный добрый огонь духовности освещает творчество художника. Именно он заставляет так убедительно звучать его авторское «я», исполненное безграничной радостью бытия. Иногда можно услышать упреки в адрес живописца: дескать, малодушничал он, в период коллективизации и сталинских репрессий боялся показать темную правду жизни. На наш взгляд, Ф.В. Сычков был мужественным человеком. За временно пре-ходящим мог различить вечную жизнеутверждающую силу духа, составляющую основу национального характера. Мощным прославлением светлой радости он помогал жить и верить в лучшее в годины бедствий и страданий. Его за-разительное влияние мы испытываем и сейчас, когда действительность приоткрывает нам все новые и новые мрачные стороны. Наблюдая за зрителем в экс-позиции произведений Ф.В. Сычкова, видишь, как хмурые подчас лица начинают светлеть и улыбаться, подпадая под мягкое обаяние его образов. Его полотна обладают специфическим врачующим действием. При взгляде на них на душе становится легко и жить хочется. Они возвышают над обыденностью окружающего. В этом заключается гуманистический пафос творчества Ф.В. Сычкова, особо актуальный в наши дни.

Статья опубликована:

Голышенкова Е. В. Августовская благодать. О картине Федота Сыч-кова «Водосвятие» // Центр и периферия. – 2008. – № 2. – С. 76 – 80.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ