Два портрета художника Николая Рябова | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

Виктор Махаев, кандидат искусствоведения

С 9 октября по 1 ноября 2020 года в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств им. С.Д. Эрьзи демонстрировалась выставка художника Николая Владимировича Рябова «Время фантазий». Представлять этого мастера в нашей республике нет особой нужды. Член Союза художников России, заслуженный художник Республики Мордовия известен далеко за ее пределами. Уроженец знаменитого села Подлесная Тавла, он, как и многие молодые односельчане, приобщился к миру искусства художественной резьбой по дереву. В 1977 году Николай Рябов окончил художественно-графическое отделение Ичалковского педагогического училища, а в 1988 году — художественно-графический факультет Московского педагогического института.

Художник Николай Рябов на открытии выставки

Художник Н.В. Рябов на открытии персональной выставки. 9 октября 2020 года.

Не каждый художник может стать искусствоведом, да и не обязан живописец быть культурологом. Но для Николая Рябова мало было получить профессиональное художественное образование, он потрудился проверить созданную им гармонию алгеброй науки. Четверть века тому назад Николай Рябов оказался в эпицентре творческих поисков, в которых художнику захотелось основательно разобраться. В те переломные годы в Эстонии зародилось оригинальное направление современного изобразительного искусства, которое черпало вдохновение в финно-угорских этнических образах. В течение многих лет в музейной среде была изрядная путаница со стилистическим определением этого направления, которое вскоре охватило три европейские страны и все финно-угорские регионы России. Николай Владимирович выяснил природу направления, названного им этносимволизмом, а его научные работы произвели на читающую публику весьма убедительное впечатление. Поэтому Николая Рябова с полным правом можно назвать художником-исследователем: он окончил докторантуру, защитил кандидатскую диссертацию и ныне является профессором художественных дисциплин в Институте национальной культуры Мордовского университета. Так художник вошел в среду научной интеллигенции Саранска, где в продолжительных беседах и дискуссиях с историками, культурологами, этнографами рождались образы, которые складывались в большие тематические циклы картин и серии рисунков.

На выставке «Время фантазий» было представлено 60 произведений, 52 живописные картины и 8 карандашных рисунков, многие из которых были созданы в последние годы и представляют собой фрагменты этих изобразительных сюит. Среди представленных произведений выделяется цикл работ на историческую тему, картины героического эпоса мордовского народа. Привлекает внимание серия полотен, показывающих современную крестьянскую жизнь, полные лукавства, доброго юмора и выдумки сценки деревенской повседневности. На выставке были представлены аллегорические композиции с философским подтекстом на основе притч и классических литературных сюжетов. Зрителей привлекали замечательные цветочные натюрморты, как реалистические, так и условно-дизайнерские. О географии поездок художника говорили пейзажи Кавказа, старого и нового Саранска, сельских ландшафтов Мордовии, североамериканских городков.

Художник уверенно проявляет себя не только в разных жанрах, но и в разных творческих, стилистических манерах. Он мастерски владеет реалистической техникой портрета и пейзажа, условно-символическим построением многофигурной композиции, обобщает реалистический пейзаж до геометрической условности. Что объединяет разноплановое творчество Николая Рябова? Уверенный, точный рисунок, развитая цветовая культура, остроумные сюжеты и композиции, а также планирование работы большими законченными сериями.

В своих произведениях художник показывает время в трех разных ипостасях. Время реальное, в котором мы живем; время прошедшее, в котором жили наши предки, и время условное, в котором живут вдохновляющие людей идеи и символы. Все происходящие в мире события – это фантазии большого времени, а каждый миг человеческой истории является временем фантазий. Такими соображениями руководствовались кураторы выставки Николая Рябова 2020 года.

Можно ли органично сочетать научный и художественный подход к жизни? В исключительных случаях можно. К такому редкому типу творцов относится Николай Рябов, который нашел в научной среде единомышленников. Ими стали историки, которые серьезно занимаются исследованием мордовского края и мордовского народа, его древней культуры, мифологии и быта. Среди них нужно выделить двух ученых, портреты которых были представлены на выставке. Оба портрета были выполнены при жизни этих выдающихся людей, которых, к сожалению, уже нет с нами.

В 2016 году был написан портрет профессора Валерия Анатольевича Юрченкова. Плодовитый ученый и публицист, опубликовавший две сотни работ, десятки научных монографий, сборников, научно-популярных книг. Организатор науки, 16 лет руководивший НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия, создавший научную историческую школу, диапазон исследований которой простирается от археологии раннего средневековья до заката Советского Союза. Незадолго до открытия музейной выставки, в сентябре 2020 года, в Саранске состоялась Всероссийская научная конференция «Первые Юрченковские чтения». В Мордовском республиканском объединенном краеведческом музее им. И.Д. Воронина была проведена выставка «История, ставшая судьбой». Эти мероприятия были посвящены 60-летию со дня рождения выдающегося историка.

Портрет профессора В.А. Юрченкова. Холст, масло. 2016.

Портрет профессора В.А. Юрченкова. Холст, масло. 2016.

Валерий Анатольевич был энциклопедическим знатоком мордовского края. Казалось, нет периода в его истории, о котором он не знал буквально все: о судьбах выдающихся личностей и «типичных представителей» народа, о судьбоносных и повседневных событиях национальной жизни, о военной истории и культуре региона, об экономике и художественной жизни республики. Заявив о себе исследованиями о далеком прошлом мордовского края, он последовательно боролся с новейшими историческими мифами, избирательной исторической памятью, когда в угоду принятой концепции все ей противоречащее замалчивалось или отвергалось.

Николай Рябов рассказывает: «У нас с Валерием Анатольевичем был уговор, что любые мои художественные работы он вправе без согласования публиковать в качестве иллюстраций своих исторических исследований. Но образ князя Пургаза он полностью так и не одобрил. Я писал Пургаза трижды, пытался по-разному представить его облик. Последний вариант на выставке кураторы повесили напротив портрета Юрченкова, они критически взирают друг на друга. Оценить по достоинству мощную фигуру Валерия Анатольевича как мыслителя нам еще предстоит…»

Художник показывает Валерия Анатольевича в привычном интерьере: историк в своем уютном домашнем кабинете, он сидит в умиротворенной позе в старом плетеном кресле на фоне книжных полок. Профессор знал толк в хороших книгах, собирая громадную библиотеку исторической и художественной литературы. Он придерживает шашку в красивых ножнах: как председатель Регионального отделения Российского военно-исторического общества в Республике Мордовия Юрченков был награжден казацкой шашкой. Интерьер окрашен в теплые цвета, золотятся светлые книжные корешки, поблескивает оранжево-золотое кресло. К зрителю повернуто лицо с крупными чертами, обрамленное седыми волосами и короткой бородкой. Громадный лоб, слегка поднятые брови, губы плотно сжаты. Он как бы вглядывается в зрителя. Портретируемый хочет увидеть в зрителе интеллигентного собеседника, человека начитанного и осведомленного, мыслящего критически, не утратившего представления о чести и достоинстве…

В технике карандашного рисунка выполнен портрет краеведа Сергея Борисовича Бахмустова. Он был создан в том же 2016 году, когда еще существовала большая университетская кафедра традиционной мордовской культуры и современного искусства, позже расформированная. На этой кафедре краевед и художник работали вместе.

Портрет С.Б.  Бахмустова. Бумага, карандаш. 2016.

Портрет С.Б.  Бахмустова. Бумага, карандаш. 2016.

Яркая просветительская краеведческая деятельность популярного журналиста, руководителя научной библиотеки университета, лектора Сергея Бахмустова развернулась в годы «перестройки» конца 1980-х годов, когда исследователю открылись ранее закрытые, запретные темы – история русской церкви, купечество и дворянство дореволюционной России. Развивая изыскания знаменитого краеведа Ивана Воронина, Бахмустов работал в архивах Саранска и Пензы, читал давно забытые епархиальные газеты и справочники, ездил по районам республики, изучал разрушавшиеся храмы и особняки, заброшенные монастыри и фабрики. Массовый читатель еженедельно с жадностью открывал свежие газеты с рубрикой Сергея Бахмустова, в которых печатались материалы по дореволюционной истории городов и сел Мордовии, местных храмов и монастырей, о судьбах священников и купцов, предпринимателей и просветителей. Своими публикациями конца 1980-1990-х годов, выходившими в рубрике «Россия, которую мы потеряли», неутомимый краевед подвел общественное сознание к массовой переоценке истории. К связыванию разорванной в 1917 году национальной истории, к восстановлению забытых или очерненных имен, оскверненных и утраченных религиозных святынь. Краевед отстаивал свои убеждения страстно, не чураясь субъективных оценок, распаляясь газетной полемикой. Его книга «Разорванное ожерелье», написанная в соавторстве с Владимиром Лаптуном, стала настольной для всех интересующихся историей Саранска читателей.

Николай Рябов вспоминает совместную работу на кафедре, ему запомнилась принципиальность, с которой Сергей Борисович относился к людям, оставаясь человеком добрым, отзывчивым.

Художник изображает Бахмустова без какого-либо антуража. Графический портрет краеведа выполнен на бумаге мягкой коричневатой ретушью в карандаше, углем слегка подчеркнуты брови, глаза едва тронуты голубым грифелем. Все внимание сосредоточено на лице: благожелательная полуулыбка и взгляд умных спокойных глаз, расстегнутый ворот рубашки сообщают портрету естественность и доверительность. Грустный взгляд уставшего краеведа говорит: «Далеко не все задуманное удалось сделать, а ценное — сохранить, многое в культурном наследии, увы, безвозвратно утрачено, осталось лишь на фотографиях и в памяти специалистов».

Такие яркие, неординарные личности, как Валерий Юрченков и Сергей Бахмустов, могли появиться только в эпоху «перестройки». Провинциальный советский вуз дал им отличное образование, воспитание требовало занять активную гражданскую позицию, а чтение классической русской литературы обязывало искать и добиваться правды. Этой правды они не находили в официальной истории, ибо в школах и вузах преподавали историю искаженную, многократно переписанную в угоду омертвевшим идеологическим догмам. Советский интеллигент был переполнен энергией стыда за очерненное, оболганное большевиками дореволюционное прошлое, которое, конечно, не было «золотым веком», но великой эпохой являлось. Их разбуженная совесть требовала восстановить разорванную связь времен. И они эту благородную задачу с честью выполнили. Начав с просвещения массового читателя, они быстро создали вокруг себя творческую атмосферу, куда были вовлечены десятки молодых хорошо эрудированных исследователей, занимающихся сегодня широким кругом историко-культурных проблем.

Разумеется, одномерными личностями они не были. И Юрченкова, и Бахмустова отличали широкие творческие пристрастия, увлечения, которым они с нескрываемым удовольствием предавались. Валерий Анатольевич писал рассказы, Сергей Борисович рисовал, макетировал книги. Они снимали научно-популярные фильмы по истории города и края, снимались в просветительских телепрограммах. Оба дружили с местными художниками, были завсегдатаями музеев.

Это были люди системы, но той общественной системы, в создание которой каждый из них внес немалую лепту и воздействовал на нее, пытаясь улучшать до своего последнего дня. Они боролись с упрощенной и понятной моделью мира. При этом каждый выражал свою собственную точку зрения, зачастую субъективную, иногда им приходилось менять свою оценку того или иного события нашей сложной, драматичной истории. Именно такими показывает двух историков художник Николай Рябов – открытыми для заинтересованного диалога. С портретов смотрят на нас не мудрецы, а готовые к диалогу люди: их взгляды устремлены на зрителя со спокойным благородством, как бы ожидая вопроса, готовя аргументы для серьезного разговора о самых сложных и противоречивых «фантазиях времени», порой забавных или трагических «уроках истории».

При всей несхожести Валерия Юрченкова и Сергея Бахмустова можно сказать, что оба показали пример патриотизма в его самом высоком, истинном значении. Два портрета объединяет пытливый взгляд: до конца жизни они пытались осознать и объяснить, какую страну народ потерял в 1917 и какую державу не смог сохранить в 1991 году. В их взоре — печаль от осознания конечности человеческого существования, от ясного понимания того, что надо успеть высказаться по самым главным вопросам.

Валерий Анатольевич Юрченков ушел из жизни 3 октября 2017 года, Сергей Борисович Бахмустов 25 сентября 2020 года. Их выдающиеся работы помогают осмыслить прошлое, настоящее и предвидеть будущее нашего Отечества. Валерия Юрченкова и Сергея Бахмустова нет с нами, но благодаря замечательным портретам Николая Рябова они остаются людьми для нас близкими и дорогими. Два портрета стали магнитами выставки «Фантазии времени», они вошли в золотой фонд портретного искусства Республики Мордовия. Глубокое проникновение художника в человеческий характер, мастерская передача особенностей личности позволяют нам увидеть людей самодостаточных, неординарных, крупных. Художник как бы говорит своими портретами: «Не должны иссякнуть поколения отечественных интеллигентов, совести нации, показавших пример служения высоким нравственным идеалам».

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ