Е.Ю. Неяскина. Лик нашего времени | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

«Гладкая белая бумага – это и есть вдохновение». Слова философа? – Нет, художника, созидателя, творца, обладающего удивительным талантом к перерождению телесной памяти, душевных исканий в дух современности. Рожденный ностальгией и предвкушением нового, он живет в преемственности прошлого, настоящего и будущего, объединяя представителей одного поколения. Высшая задача художника – решиться почувствовать и воплотить дух современности в художественной форме.

После выставки «Медитация» (25.12.19-19.01.20) коллекция Мордовского республиканского музея изобразительных искусств им. С.Д. Эрьзи пополнилась двумя графическими листами художника Анны Сибушевой: «Магнификат» и «Наблюдение». Сибушева Анна Владимировна – график, живописец, дизайнер, член Союза абстракционистов России (2020). Родилась в 1989 году в г. Саранске. В 2015 году окончила Саранское художественное училище им. Ф. В. Сычкова по специальности «Дизайн среды». Наставниками были заслуженный деятель искусств Республики Мордовия В. М. Шанин и С. Н. Коломиец, о которых Анна вспоминает с уважением и благодарностью. Участник арт-проекта для молодых художников «Новый формат. 10+10», поддержанного Фондом президентских грантов; республиканских выставок «10+10» (Саранск, 2020), «Любовь – это…» (Саранск, 2020), ART-FRESH (2018, 2019, Саранск; V Межрегиональной академической выставки-конкурса «Красные ворота / Против течения – 2018» (Саранск); коллективных выставок в Самаре (2011), Казани (2012), Саранске (с 2009 года). Первая персональная выставка «Графика» состоялась в 2014 году в Саранске.

Музей открывает новое имя: не просто каталожные данные, а творческую личность, наделенную способностью созидать интуитивно, без эскизов и набросков, прислушиваясь к внутреннему голосу. Не случайно персональная выставка в музее получила свое название: художник словно медитирует в процессе работы, а результат – вселенная, заточённая в лист бумаги. Обе работы были получены в дар после отбора фондово-закупочной комиссией, что свидетельствует об их музейном уровне. В них видится интеллектуальный и творческий потенциал автора, способного на основе личного опыта создать целостный обобщенный образ мира в человеке и человека в мире.

Магнификат 1 Наблюдение 1 Магнификат 2

Наблюдение 3 Магнификат 3 Наблюдение 2

Графические листы «Магнификат» и «Наблюдение» – итог столкновения «внутреннего ребенка» с техногенной цивилизацией. Источником вдохновения для первой работы стала библейская песнь Magnificat anima mea Dominum. Жесткие черно-белые фигуры стремятся ввысь и приобретают форму то ли готического собора с характерными архитектурными деталями, то ли органа, – и вот уже волнообразный ритм словно довершает симфонию. В лирический переход тонов, знаменующих небесную и земную твердь, врывается скрежет механизмов – как отголосок мелодии, сочиненной абстракционистами начала XX века. Венчает композицию полупрозрачный женский портрет, заслоняющий солнечный диск. Лицо в работах Анны Сибушевой – всегда осколок незримого присутствия души и, в какой-то степени, автопортрет художницы.

В «Наблюдении» сюрреалистическое нечто бесформенно расплывается и застывает на механизмах. Есть что-то дюшановское в этих конструкциях, выстроенных с инженерной точностью. Стеклянные плоскости напоминают ступени, ведущие к горнему миру. И в этом мире все грани – иллюзия, отраженная в пустых зеркалах. Время остановилось, объединив в гравитационном притяжении прошлое, настоящее и будущее.

Создавая образ, Анна Сибушева снова и снова обращается к «внутреннему математику», решающему сложные уравнения композиционных структур. Она не просто складывает символы, характерные для ее образной системы: глаз, лицо, архитектурные сооружения, механизмы. Словно сотканные из темной материи, они притягиваются в космическом пространстве; и это пространство как черная дыра увлекает зрителя. Вместе с автором мы блуждаем по границам собственного сознания, расчерченным жесткими интенсивными линиями. Каждая новая точка будто прокладывает путь в хаосе. Сквозь космическую пыль зритель вновь видит лик. Но этот лик предстает уже собственным отражением, окутанным проводами. Кто человек? Если творец, возомнивший себя равным Всевышнему, то что же он созидает? Не бездушный ли мир машин, в котором и душа становится механистической? Или он всего лишь песчинка, с трепетом и страхом взирающая на неизведанное. Но разве не способность мыслить возвышает его?

Философские рассуждения о человеческом и внеземном приводят художника к созданию двух, казалось бы, похожих работ; каждая предлагает свою версию мироустройства, важнейший компонент которого – герой (наподобие лирического героя в поэтических строках). Однако, в отличие от литературных произведений, этот герой вбирает в себя также и предполагаемый образ зрителя. С позиции гипотетического зрителя можно воображать сюжет, выбирать направление мысли, влиять на развитие событий. Можно становиться кем угодно, но в рамках сценария, написанного художником. Получается синтез игрового персонажа из компьютерной игры. В зависимости от ролевой модели героя интерпретируется произведение. Аморфная структура (рисунок 5) отсылает к некому высшему разуму, словно за ниточки держащему весь дольний мир. Но есть ли в нем что-то человеческое, чтобы иметь право вершить судьбы, или это только два огромных, неотрывно нависающих бинокля. Облик тает, и вместе с ним – остатки величия. Или герой сохраняет надежду на вселенскую справедливость; и тогда перед его взором – не расплавленная масса, а очертания высшего разума, которые герой формирует по своему подобию. Роботообразный лик (рисунок 6), напротив, не кажется чужеродным, он сконструирован из тех же деталей, что и пространство вокруг, он произрастает из него, приближается к нему, становится его частью. Герой решает, что именно достойно поклонения: величие человека, способного возвести в культ механическое нечто, – и технологическую мощь будут восхвалять потомки; или величие Создателя, сотворившего мир, совершенный в борьбе противоположностей, но обесцененный идеалами нового поколения. Герой стремится определить, где проходит граница между созидательной и разрушительный силой человека. Или он может просто отказаться от поисков, сомнений в пользу того, что не требует духовных усилий.

Путь к себе – самый сложный, поэтому так странно-пугающе воздействуют произведения Анны Сибушевой. Каким может быть этот путь – вероятнее всего проследить на примере героя. В образной системе художника он – главное действующее лицо, наделенное всеми свойствами человеческой души. Он проявляет разум и сознание, выражает мысли и чувства в зависимости от того, что диктует время. Зритель, примеряя маску героя, волен выбирать мир, которого он заслуживает.

Автор благодарит художника Анну Владимировну Сибушеву за предоставленные фотографии и автобиографию.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ