Лидия Васильевна Сычкова-Анкудинова (1882-1973) | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

«Человек – великая тайна».

Даниил Гранин

Несколько лет назад в газете «Столица С» была напечатана статья о Лидии Васильевне Сычковой (Анкудиновой), вдове талантливого живописца, заслуженного деятеля искусств РСФСР, народного художника Мордовии Федота Васильевича Сычкова. Журналист поднимал тему о жёнах творческих людей: художников, поэтов, писателей, композиторов. Незаметные, но незаменимые, именно они создают надёжный тыл, тёплый домашний очаг, где можно укрыться, отогреться душой и найти в себе силы продолжить избранный путь. Многие жёны растворялись в творчестве своих избранников, хотя сами были не менее талантливы.

Во время работы директором картинной галереи им. Ф.В. Сычкова (сейчас – Мордовский республиканский музей изобразительных искусств им. С.Д. Эрьзи) с 1963 по 1973 гг., мне довелось общаться с Лидией Васильевной почти каждый день в течение этих 10 лет.

Бывают в жизни человека встречи, которые от времени не тускнеют, а наоборот, глубже осмысливаются и впечатления от них становятся более яркими. Такой встречей для меня стало знакомство с яркими полотнами Федота Васильевича Сычкова, прославившими нашу Мордовскую землю, людей красивых, открытых, как природа родного края. И, конечно, знакомство с его вдовой Лидией Васильевной.

С самого начала она показалась мне необыкновенной, ничего общего не имеющей с теми, кого я знала раньше. Передо мной стояла небольшого роста женщина с седыми волосами и огромными голубыми глазами. Она встретила меня просто, как будто мы знали друг друга давно. Сидели, беседовали долго, а время пролетело незаметно. Лидия Васильевна задавала, казалось бы, обыкновенные житейские вопросы, но они были умны и содержательны. Ей было уже за 80, однако память сохранила ясную. Говорила о себе мало и скромно, больше о Федоте Васильевиче. Рассказывала о его друзьях-художниках, которые часто навещали их, о Кочелаево, причём так образно, что я и сейчас помню её слова: «В 1900 году Федот Васильевич окончил Академию художеств в Петербурге. Я образования не получила достаточного, но всегда стремилась впитать то, что видела, слышала, когда посещала вместе с ним клубы, встречи художников. В 1903 мы поженились. Я выбрала очень аккуратного, молчаливого, белозубого художника, который уже зарабатывал немалые деньги». В этих словах вся Лидия Васильевна: чувство юмора и нежелание никого пускать в своё личное пространство. Да, редко встречаются люди, которые отказываются обсуждать подробности своей жизни, считая это пошлостью. Она была именно таким человеком. «В 1917 году мы поехали на родину Федота Васильевича в Кочелаево (тогда Пензенской губернии). Маленький домик с небольшими окнами, старый дворик – вот что досталось нам для начала новой жизни. Уже потом пристроили мастерскую с нормальным освещением».

1.Ф.В. и Л.В. Сычковы. Рим. 1908

Ф.В. и Л.В. Сычковы. Рим. 1908

Бывшая петербургская светская барышня, поверив в своего избранника, решилась поехать с ним в небольшое село. Бездорожье, отсутствие транспорта, удобств… Что удержало молодую женщину в этих краях? Красивая природа, полноводная Мокша, доброжелательные люди? Думается, в основном, удержал её талантливый, заботливый, любящий Федот Васильевич. Лидия Васильевна никогда не произносила слово «любовь», говорила: «Я жалела Федота Васильевича, всячески оберегала его, делала всё, чтобы ему со мной дышалось легче». А он помогал ей освоить сельскую жизнь, учил понимать землю, которая живёт, дышит, кормит. Все проблемы быта взяла на свои плечи Лидия Васильевна. И началась семейная жизнь, длиною в 55 лет, которая требовала огромного физического, душевного и творческого труда.

Через несколько лет Лидия Васильевна уже как рыба в воде – командовала и на огороде, и в доме, умело управляясь с русской печкой. Печь хлеб в селе не каждому даётся — это искусство, творчество. А у неё получались караваи – хлебушко всем на зависть. Друзья говорили художнику: «Сказочная красавица попала в реальную жизнь и освоилась удивительно!» Она сумела организовать быт, создать условия жизни художнику, ограждала его от неприятностей, чтобы он мог радуясь и восхищаясь жизнью спокойно работать. Трудные годы выпали на их долю. «Всякая пертурбация» — говорила Лидия Васильевна, когда вопрос касался революционных преобразований в стране. Первая мировая и гражданская войны, НЭП, восстановительный период, Великая отечественная… «Тяжело было всем – рассказывала Лидия Васильевна. — Сенокос, прополка, уборка урожая. Мы помогали и колхозу, и людям. Приходил председатель колхоза И.Ф. Скворцов, просил помочь. Федот Васильевич скажет отдать, сколько нужно, я отдавала. Не скупились».

Родственники неоднократно приглашали Сычковых переехать в Америку или во Францию, где жили сестра и племянница Лидии Васильевны. Племянница была замужем за художником К.А. Вещиловым, учеником И.Е. Репина. Жили они очень скромно -произведения искусства обесценились и не продавались. А работы Федота Васильевича пользовались большим спросом. По каналам, налаженным Вещиловым, картины Сычкова попадали во Францию, и родственники на эти деньги жили вполне достойно. В России Федот Васильевич в каких-либо выставках не участвовал, но работы его продавались и здесь. Много его картин рассеяно по свету!

По рассказам Лидии Васильевны для творца был важен, прежде всего, процесс работы: он любил свет и цвет, красивых людей, цветы, ранние зори и закаты, весь был в творчестве. Уходил на этюды с утра, возвращался усталый, но сияющий, ликовал, когда была удача. А жена была всегда рядом — помощник, преданный друг, муза. Лидию Васильевну можно увидеть на многих полотнах: «Женский портрет», «Молодая», «Трудный переход»… «Позировать очень трудно, это тяжёлый физический труд, по себе знаю. Художник просит ждать, стоять, чтобы у него каждая линия была точной, каждый мазок ложился убедительно и легко. Федот Васильевич не позволял фальши ни в творчестве, ни в жизни» — вспоминала Лидия Васильевна. Поэтому она уважала натурщиц — и взрослых, и юных, старалась им помочь. «У меня никогда не было свободного времени. Готовила, кормила и поила детей, которые позировали Федоту Васильевичу». Расставались всегда друзьями. Дети не забывали их, продолжали общаться. Тёплые, трогательные отношения много лет были у Сычковых с Марией Богдановой (она позировала для картины «Школьница-отличница»).

А сколько Лидия Васильевна сшила нарядов для натурщиц! Во что одевать девочек и барышень было её заботой. Федот Васильевич просил: «Чтобы они ладно были одеты», и Лидия Васильевна старалась. Когда приезжали в Ленинград или Москву, в первую очередь, покупали костюмы для натурщиц. Красивые, яркие платки, ткани, платья, кофточки, бусы. Лидия Васильевна рассказывала, что всегда могла угодить Федоту Васильевичу: «Он хвалил меня, ведь я помогала ему творить».

2.Л.В. Сычкова позирует. 1936

Л.В. Сычкова позирует. 1936

Сычковы ценили дружбу. Долгие годы были в очень хороших отношениях с семьёй Александра Андреевича Мухина. Он часто ездил в Кочелаево, жил там месяцами, ходил вместе с Федотом Васильевичем на этюды. И в Саранске они продолжали общаться, помогали устраивать быт.

В доме Сычковых всегда сохранялось душевное равновесие, покой и благополучие. «Для меня же цель, смысл жизни, всё – ты», — эти слова Л.Д. Менделеевой, посвящённые Александру Блоку, в полной мере могли принадлежать Лидии Васильевне. Она жила и дышала Федотом Васильевичем, его творчеством. Нет идеальных людей, и Лидия Васильевна бывала иногда резка, но всегда знала, что сказать, а о чём помолчать. Кто знает, может быть, Лидия Васильевна полюбила полотна художника раньше, чем самого мастера? Когда разговор касался творчества, она, как тигрица бросалась на защиту. Я была свидетелем её разговора с художником, который пытался сравнить Сычкова с другим живописцем. Что тут было! «Не сметь сравнивать, он единственный! Выходец из безграмотных крестьян, только благодаря своему таланту пробился в жизни, достиг таких успехов! На выставках в Петербурге у его работ толпились люди! Вот он какой, Федот!»

3.В мастерской. Кочелаево. 1948

В мастерской. Кочелаево. 1948

Лидия Васильевна была от природы умна и всегда жила по совести. Не могу назвать её набожной, но все православные праздники – Пасху, Рождество, в их семье чтили и щедро отмечали. Пасхальные подарки – открытки, копии больших полотен, Федот Васильевич посылал сестре Лидии Васильевны в Москву.

Работам мужа Лидия Васильевна знала цену. К ней часто обращались с просьбой продать или подарить произведения, хранящиеся в музее, она всегда отказывала. Однажды в Мордовию приехал министр внутренних дел СССР Н.А. Щёлоков. Он побывал в картинной галерее дважды за один день, а потом навестил Лидию Васильевну и попросил продать хотя бы одну картину Федота Васильевича для музея Советской Армии. Она ответила, что все работы принадлежат мордовскому народу. Эта маленькая хрупкая женщина находила в себе силы бережно сохранять творческое наследие Федота Сычкова для его родины — Мордовии.

4.Ф.В. и Л.В. Сычковы на выставке. Саранск. 1950-е гг.

Ф.В. и Л.В. Сычковы на выставке. Саранск. 1950-е гг.

В 1968 году в Выставочном зале Московского союза художников на Кузнецком мосту началась подготовка к 100-летнему юбилею Ф.В. Сычкова. Лидия Васильевна, которой было уже 86 лет, со слезами сказала: «Это лебединая песня Сычкова». К знаменательной дате правительство Мордовии решило восстановить дом Федота Васильевича в селе Кочелаево Ковылкинского района и открыть там музей. В мае первый секретарь обкома КПСС МАССР П.М. Елистратов, второй секретарь обкома КПСС МАССР С.М. Шорохов, Лидия Васильевна и я поехали посмотреть, как идут дела с ремонтом дома, в котором более 50 лет прожила семья Сычковых. По дороге Пётр Матвеевич рассказывал нам о своём учителе живописи – владимирском художнике И.С. Куликове, одном из одарённых учеников И.Е. Репина. Подъехали к дому. Вышли из машины. Елистратов, не видевший дом до реставрации, сказал мне: «Как же вы восстанавливаете дом? Он получается совсем новый? Надо было оставить в первозданном виде». Радостная Лидия Васильевна возразила ему: «Всё как нельзя лучше». Все засмеялись и пошли осматривать двор, мастерскую, начали обсуждать особенности и качество её освещения. А мы с Лидией Васильевной, взявшись под руки, тихо вошли в дом. Она прислонилась к стене, гладила её и что-то тихо шептала, как будто приветствовала и прощалась со своим любимым уголком, где прожила лучшие годы жизни со своим любимым Федотом. Её переполняло чувство нежности и любви к прошлому. Лидия Васильевна рассмотрела мастерскую, обошла двор, заглянула колодец и ни разу не показала, что устала. Обедали в столовой колхоза. Лидия Васильевна была весела и счастлива, хотя чувствовала – это последний визит в родные места. Прощание позади. Вернулись домой. Лидия Васильевна переоделась, умылась, села в зале у стола и легко, как-то по-детски сказала: «Мне кажется, что я только начинаю жить». Эта поездка наполнила её энергией, осветила оставшиеся дни. Она ждала юбилея, чтобы поставить последнюю победную точку.

В 1970 году встал вопрос, где проводить юбилейную выставку работ Ф.В. Сычкова и произведений художников Мордовии, посвящённых 100-летнему юбилею В.И. Ленина. Решил проблему П.М. Елистратов: «Большемерные полотна не трогать (при переносе их пришлось бы снимать с подрамников). Развернуть экспозицию работ Сычкова в галерее, а выставку работ мордовских художников в залах школы № 12».

При подготовке к выставке работ Федота Васильевича мне удалось добиться приезда художников-реставраторов из Центральной художественно-реставрационной мастерской им. И.Э Грабаря. Над новой экспозицией работала команда из пяти художников. Лидия Васильевна приезжала к 9.00 и уходила вместе с ними, вернее, её уводили домой. Она в течение дня не ела, не пила, с большим интересом и вниманием следила за работой, но никто не испытывал никакого вмешательства и диктата. Она долго стояла перед каждой картиной, внимательно рассматривала, наверное, вспоминая их рождение, ибо каждый мазок, каждый штрих были выстраданы вместе с Федотом Васильевичем.

Сразу после открытия выставки в театре и музыкальной комедии состоялся торжественный вечер. Гостями были студенты Университета им. Н.П. Огарёва и Педагогического института им. М.Е. Евсевьева; делегация из Москвы во главе с заместителем председателя Союза художников СССР Т.Т. Салаховым. На банкете выступали все приглашённые. Председатель Совета министров МАССР И.П. Астайкин сказал Лидии Васильевне: «Спасибо за то, что Вы всю жизнь помогали Федоту Васильевичу, а потом сберегли его работы для Мордовии. Вы у нас самая красивая мордовка». Лидия Васильевна улыбнувшись, согласилась. Она была счастлива, благодарила организаторов и руководство Мордовии и в заключение сказала: «Да, не зря прожила жизнь».

На открытие юбилейной выставки в Москве Лидия Васильевна приехала со всеми родственниками и знакомыми. Гостями были все депутаты Верховного Совета СССР от Мордовии, П.М. Елистратов, И.П. Астайкин, депутат Верховного Совета Н.Д. Псурцов, писатель А.Б. Чаковский и другие. Открыл выставку председатель Союза художников СССР Н.Н. Пономарёв. Выступали члены выставочного комитета; искусствовед, автор статей и книги о Ф.В. Сычкове Михаил Порфирьевич Сокольников, который неоднократно приезжал в Мордовию и гостил у Сычковых. После вернисажа участников повезли в Союз художников, где демонстрировались документальные фильмы о Мордовии, Ф.В. Сычкове и С.Д. Эрьзе. Люди стоя приветствовали Лидию Васильевну. Она обладала обаянием и той удивительной внутренней силой, которая привлекала внимание и первых лиц республики, и художников, и гостей, и высоких чинов. Только голубые глаза выдавали её волнение и розовели щёки. На фотографиях можно увидеть, с каким уважением склоняют перед ней головы присутствующие. Она принимала эти почести, как дань уважения и любви к таланту Федота Васильевича. Она была неотделима от него – художника, воспевшего родной край, своих земляков так, как не сможет уже никто и никогда. . Люди благодарили организаторов выставки, высказывали своё восхищение работами Сычкова: «Какие красивые люди у вас в Мордовии», «Побольше бы таких светлых, радостных полотен!» После юбилейных мероприятий Лидия Васильевна сказала: «Лебединая песня Федота спета. Я завершаю свой жизненный путь с чувством исполненного долга».

6.Л.В. Сычкова на открытии выставки, посвящённой 100-летию со дня рождения Ф.В. Сычкова. Саранск. 1970

Л.В. Сычкова на открытии выставки, посвящённой 100-летию со дня рождения Ф.В. Сычкова. Саранск. 1970

Очень огорчилась, когда узнала о моём уходе из галереи. Но я, несмотря на её уговоры, больше ни разу с ней не встречалась. Так надо было… Вскоре её не стало.

Хоронили Лидию Васильевну более чем скромно. Её тело лежало в вестибюле концертного зала, недалеко от картинной галереи. Рядом — большой зал, где продолжали экспонироваться работы Ф.В. Сычкова, на которых молодая, гордая, красивая Лидия Васильевна, а кругом любимые лица кочелаевцев.

Похоронили без слов, тихо положили рядом с Федотом Васильевичем. Они были неразлучны в жизни и после смерти лежат рядом.

Сразу же некоторые из тех, кто много улыбался ей при жизни, вычеркнули её из своей памяти. Долго не могли изготовить надгробную плиту. Но время покрывает паутиной забвения ошибки живых, оставляя их на собственной совести.

Я часто вспоминаю Лидию Васильевну в последние годы жизни: одинокой, гордой, светлой и благородной. Она никогда и никому не жаловалась, ушла молча и достойно, с чувством исполненного долга перед памятью своего единственного Федота.

А прекрасные полотна, светлые, оптимистичные, утверждающие победу любви и жизни, созданные на земле Мордовии замечательным творцом Федотом Васильевичем Сычковым и его помощницей, музой Лидией Васильевной, продолжают жить и радовать зрителей, вызывая восторг и гордость за нашу родину, богатой талантами, над которыми смерть не властна!

 

Директор Мордовской республиканской картинной галереи им. Ф.В. Сычкова 1963-73 гг. Г.С. Горина

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ