М.А. Танасейчук. Творчество Ф.В. Сычкова рубежа XIX-XX вв. в контексте «художественной картины мира». | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

…Я не знаю, какими эпитетами еще выразить свой восторг перед

искусством, перед его произведениями, перед той ролью, которую оно

играет в жизни человечества.

Д.С. Лихачев

Судьба подарила Ф.В. Сычкову (1870-1958) долгий век. Продолжительной и плодотворной была и его жизнь в искусстве, если вести отсчет с 1892 года, когда двадцатидвухлетний юноша впервые поставил автограф на своем полотне «Строительство железной дороги. (Закладка станции Арапово)». Он вошел в историю родного края как основоположник профессионального изобразительного искусства Мордовии, «первый и главный мордовский живописец» [1]. Плоть от плоти родной земли, Ф.В. Сычков писал о себе: «…Я пишу любимые мною сюжеты картин деревенского быта. Эти сюжеты мне близки и дороги, так как я сам родился в деревне… где пережил вместе с деревенским людом и горести, и радости… вот потому-то выходят мои картины так сильны и впечатлительны, в них я вкладываю все пережитое…» [2].

Верность и преданность малой родине, особая связь с крестьянским миром и приверженность избранной теме были оценены по достоинству. Заслуженный деятель искусств РСФСР и МАССР, народный художник Мордовской АССР — эти звания, а также факт, что открывшаяся в 1960 году в Саранске картинная галерея получила имя «певца радости бытия» Ф.В. Сычкова, говорят о подлинном признании его заслуг и по праву занимаемом месте в истории отечественного искусства. И очень точные слова — цитата из письма художника К.А. Вещилова: «Да, Господь возблагодарил твою жизнь – за твой идеализм и за твою любовь к народу… Подумать – ты держал всю жизнь прямую линию… прославлял русское крестьянство… имя твое навеки запишется в историю искусства!» [3].

Но, очевидно, что у дарования живописца Ф.В. Сычкова были и другие истоки; его творчество питали не только личные впечатления и жизненные обстоятельства. Они (и дарование, и творчество) развивались в неразрывной связи с процессами и тенденциями, имевшими место в области культуры России рубежа XIX-XX веков.

Это был период великих сдвигов в политической, экономической, общественной жизни: перерастание капитализма в империалистическую стадию, усиление классовой борьбы и национально-освободительных движений, русская революция 1905 года и порожденный ею революционный подъем, мировая война, свержение царизма и назревание социалистической революции. Все это оказало огромное влияние на литературу и искусство и, безусловно, нашло в них отражение, вызвало к жизни многообразие художественных направлений, жанров, стилистических приемов. Но в этом многообразии, тем не менее, вполне определялся традиционный вектор – продолжала развиваться «крестьянская тема».

Необходимо заметить, что в переломный период Российская империя оставалась аграрным государством – более 70% населения составляли крестьяне. И крестьянская тематика, естественно, была и актуальна, и востребована, а литература и искусство живо откликались на современные вызовы. Творчество Ф.В. Сычкова конца XIX-го и — особенно – начала XX века (до 1917 года) органично вписывалось в этот процесс.

Однако приходится констатировать, что к настоящему времени не существует труда, в котором бы подробно рассматривалась крестьянская тема в развитии – как одна из магистральных в литературе и изобразительном искусстве. Это сложное, многообразное и, в то же время, целостное явление, несомненно, заслуживает специального внимания, как и тема творческих следований, перекличек, аналогий или контрапунктов в рамках этого явления на примере творчества нашего знаменитого земляка.

Формат статьи вынуждает автора ограничиться лишь обзором основных течений в литературе и искусстве, в русле которых формировались и переживали процесс становления жанровые, тематические пристрастия и стилевые особенности Сычкова- живописца.

И здесь возникает необходимость введения понятия — «художественная картина мира», определение которого в настоящее время не закреплено и не истолковано ни в философских, ни в культурологических словарях; при этом зачастую используется как термин. Требуется обосновать правомерность подхода и ответить на вопрос: каким образом связаны литература и изобразительное искусство?

О «художественной картине мира»

«Музы ходят хороводом»,

- гласит античная поговорка.

При том, что у каждой из муз было имя, свой образ, инструменты и ремесло, древние неизменно видели в искусстве именно хоровод, ансамбль различных, но взаимно необходимых видов художественной деятельности.

Впервые о связи поэзии и живописи заговорили сами поэты и художники. Особенно искусно эта связь выражена в картине «Поэзия обнимает Живопись» (1782) Анны Кауфман.

кауфман

В. В. Стасов, известный художественный критик XIX века, в одном из обзоров замечает, что русская литература и искусство подобны двум неразлучным близнецам, существование которых по-отдельности немыслимо [4].

Проблема взаимодействия различных видов искусств и сегодня остается актуальной. Для попытки ее разрешения необходимо обратиться к философии искусства, где взаимосвязь и взаимодействие литературы и изобразительного искусства рассматривается как основа формирования художественной картины мира. Согласимся с автором диссертационного исследования «Художественная картина мира» Л.С. Пестряковой: «Постичь современную реальность легче, если решать данную задачу, пользуясь средствами искусства. Обладая адаптационным качеством, художественная картина мира способствует более глубокому познанию окружающей действительности, ориентации в сложном, противоречивом, дисгармоничном мире» [5].

По мнению многих философов и культурологов, «художественная картина мира» — это синкретическое понятие, включающее разнообразные категории: мировоззрение эпохи; философско-эстетическую и художественную теории; взаимосвязь и синтез искусств; доминантный вид искусства; художественный универсализм творческой личности и др. Таким образом, взаимосвязи различных видов искусств играют не последнюю роль в формировании этой «картины», и направления их разнообразны: культурные, пространственные, пластические, колористические, семиотические и т.п. Вслед за Л.Р.Золотаревой, автором статьи «Взаимодействие изобразительного искусства и литературы», мы понимаем эту взаимосвязь «как процесс сближения и связи «родственных» видов искусств – живописи и литературы на основе общности и специфики их образно-смысловых структур, которые могут оказывать в своей совокупности комплексное эстетическое воздействие и порождать эмоционально-художественные факторы человеческого восприятия, сообщать восприятию чувственную целостность и эмоциональную насыщенность» [6].

Специфика литературы и изобразительного искусства как составляющих художественной картины мира

«Живопись – это поэзия, которую видят, а поэзия – это живопись, которую слышат».

Леонардо да Винчи

Литература – вид искусства, наиболее универсальный, «первый среди равных», выделяющийся в общей структуре художественной культуры. Литература эстетически осваивает мир в художественном слове, при помощи выразительных средств языка. Она имеет практически неограниченные возможности художественного воспроизведения жизненных реалий, сближая литературу с другими искусствами. Мифологические и литературные сюжеты и мотивы лежат в основе сюжета, композиции и художественной концепции многих произведений живописи, скульптуры, театра, балета, оперы, музыки, кино. В свою очередь, благодаря гибкости и безграничности выразительных возможностей слова, литература способна вбирать в себя элементы художественного содержания любого искусства.

Произведения изобразительного искусства, специфически отражая действительность во всем ее многообразии, передают сложные проблемы времени через зрительные образы.

Центральное место среди изобразительных искусств занимает живопись. Совокупность изобразительно-выразительных средств составляет понятие «язык живописи», отражающее богатство и неисчерпаемость художественного образа. Живописный образ отличается зрительным восприятием, наглядностью и убедительностью. Во взаимозависимых компонентах, образующих целостную структуру живописного произведения, он несет существенную смысловую нагрузку. Специфическим качеством живописи является цвет, но языком – зрительные образы.

Итак, основной материал живописи — цвет, литературы — слово. При их взаимодействии синтезируется литературно-художественный язык, а между литературой и искусством на основе сходных процессов, вызванных атмосферой времени (какого-либо исторического периода) формируются связи, складывающиеся в «художественную картину мира». Тогда и возникают творческие параллели, общие стилистические тенденции; проявляется общность мироощущения, восприятия мира и человека в нем; имеют место совпадения художественного языка; рождаются убедительные художественные образы. С учетом специфики живописи и литературы как участников единого процесса – создания «художественной картины мира» — авторы, художники и литераторы избирают творческий метод отображения действительности в соответствии со своим мироощущением (в широком смысле), личным опытом, дарованием и т.д. Но главным смыслом для чуткого художника (слова или кисти), все-таки, становится напряженный поиск ответа на фундаментальные вопросы бытия и попытка ответить на эти вопросы своим творчеством.

Совершенно очевидно, что процессы, происходящие в большом мире (в жизни Российского государства на рубеже XIX-XX вв.) в целом, и процессы, формирующие художественную картину мира, имеют и глубинные связи, и преемственность. Движение вперед возможно «лишь тогда, когда нога отталкивается от чего-то, движение от ничего или из ничего невозможно» [7].

Истоки и развитие крестьянской темы в живописи

Стихия народной жизни необъятна и ни с чем не соизмерима. Постичь ее до конца никому не удавалось и, будем надеяться, никогда не удастся.

В.Белов. Лад. Очерки о народной эстетике.

История развития крестьянской темы в изобразительном искусстве была наглядно продемонстрирована в рамках масштабного выставочного проекта «Крестьянский мир в русском искусстве», реализованного в 2005 году в Корпусе Бенуа ГРМ (г. С-Пб).

Для анализа взаимосвязей и генезиса сути творчества отдельных мастеров изобразительного искусства, их следования традиции или движения вопреки ей, а также для демонстрации векторов развития темы в отдельные временные периоды такая панорамная ретроспектива бесценна. Безусловно, интересна она и для анализа творчества Ф.В. Сычкова. О чем же она свидетельствует?

В бытовом жанре тема крестьянства главенствовала с ХVIII века, то есть с момента его зарождения в России. Художники первых картин из жизни «поселян» не изображали труд. Их занимали сельские праздники, крестьянские трапезы и свадебные обряды (например, «Крестьянская пирушка», конец 1760 – начало 1770-х А. И. Вишнякова, полотно, привлекающее наивностью и простодушием, с печатью своего времени — «галантного века»).

1.Ив. Вишняков Крестьянская пирушка

Безусловно, прямой переклички между этим и подобными полотнами, созданными художниками конца XVIII – начала XIX века (М. Шибанов, И.А. Ерменев, И.М. Тонков), и творчеством молодого Ф. Сычкова нет. Но мотив найдет отражение в его творчестве позже (Гости, 1926; Выходной день в колхозе, 1936) и др.

Сцены крестьянского труда вошли в «крестьянский жанр» в 1820-х – 1840-х годах. Заслуженно считается, что тему эту в живописи утвердил А. Венецианов (1780-1847) и открытие мира крестьянской жизни и русской природы принадлежит ему и ученикам.

Действительно, к сюжетам из жизни деревни в первой трети XIX века обращались многие художники, однако веское слово удалось сказать лишь А.Г.Венецианову и его последователям (Н.Крылов, А. Алексеев, А. Тыранов, Е. Крендовский). В селе Сафонково Тверской губернии он организовал школу для обучения рисованию и живописи учеников, взятых преимущественно из крепостных. Он рассматривал свою деятельность как общественный долг, связывая искусство с просветительством и считал: «Искусство рисования и сама живопись суть не что иное, как орудия, содействующие литературе и, следовательно, просвещению народа». Просвещая, художник сам внимательно изучал народный быт. Он писал сцены труда и краткие моменты отдыха; создал вереницу обаятельных образов юных и пожилых обитателей тверских деревень, показав гармоничную красоту их душ и лиц. Именно в венециановской творческой мастерской сложилось множество формул-мотивов повседневных крестьянских дел: крестьянка с серпом, с коромыслом на плече, в поле и т.д.; именно Венециановым выбраны в качестве важнейших сюжетов три главные вехи крестьянского трудового года — пахота, сенокос, жатва.

2.Венецианов Жница 3.ВеециановКрестьянка с косой 4.Венецианов Молочница 5.Веницианов_У колодца

6.Веницианов_Сенокос 7.ВенециановНа пашне. Весна 8.ВенециановНа жатве. Лето 9.ВенециановГумно

Зная, что русский крестьянин не мыслит себя без работы, обращаясь к крестьянской теме, художник закономерно приходит к необходимости изображать «натуру» с привычными, присущими ей атрибутами, в естественной среде. Этим объясняется и преобладание женских образов. Во-первых, Венецианов стремился передать народное отношение к труду как неотъемлемой составляющей нравственной чистоты и красоты; во-вторых, физическое, внешнее совершенство женщины позволило художнику наиболее полно и глубоко отразить то, что, по сути, является основным содержанием всех его работ, — гармонию человека и мира.

Традиции такого подхода к изображению крестьянства, безусловно, прочитываются в творчестве Ф.В. Сычкова. Живописца интересует, прежде всего, человек, и он старается изобразить своего героя в естественной обстановке. Отсюда интерес к пейзажу, интерьеру, натюрморту, которые не отделимы от образа крестьянина. Такого рода синкретизм обусловлен спецификой избранного объекта. Но, в отличие от Венецианова, Сычков воссоздает не обобщенный образ повседневной жизни, но стремится к буквальному перенесению на холст типов, костюмов и эпизодов сельского быта.

В русской живописи первой половины XIX века становится очевидной известная полнота и разнообразие отражения крестьянского бытия. Невостребованные же его сюжеты и мотивы впоследствии — шаг за шагом — становятся достоянием искусства более позднего времени.

В 1850-е годы черты идеализации в «крестьянском жанре» сменились натуралистическими тенденциями, интересом к деталям, а также картинами со сценами отдыха селян. Усилилось повествовательное начало, усложнилась композиция. В это же время появилось множество картин с занимательным, порой анекдотическим сюжетом (например, А. Попов. Народная сцена в Старой Ладоге. 1853).

10.Андр.Попов. Народная сцена на ярмарке  в Старой Ладоге.1853

К началу второй половины XIX века можно говорить — как об особенной – теме народных праздников, среди которых были и официальные церковные, и народные, более древние по происхождению, сохраняющие черты языческих верований и потому наиболее ярко демонстрирующие национальную специфику.

К числу самых востребованных мотивов в сфере костюмного и бытового жанра относились картины масленичных гуляний, традиционно наполненные безудержным весельем поистине народного размаха. Особым вниманием художников пользовались катание на санях и катание с гор, привлекая своим динамизмом и зрелищностью. Разумеется, русские мастера не могли обойти празднование Пасхи, которое в силу особого значения этого дня в церковном календаре встречали всеобщей радостью и ликованием (например, Жан Луи Жакотте. Адмиралтейская площадь во время масленицы.1852; Н.Кошелев. Дети, катающие пасхальные яйца).

11.Ж. Жакотте. Адмиралт.площадь во время масленицы. 1852 12.Кошелев Н.Дети, катающие пасхальные яйца. 1855

Говоря о развитии «праздничных» мотивов, невозможно не вспомнить сычковские полотна: «С гор». 1910 г. или «Катание на масленице». 1914; «Деревенскую свадьбу». 1911 г.; «Девичник». 1914 г.; пасхальные сюжеты, дошедшие до нас репродукциями на дореволюционных открытках, а затем и более поздние работы мастера. В праздниках художник видел широту характера русского народа, оптимизм его мировосприятия.

Вторая половина XIX века была порой расцвета русской демократической культуры.

С начала 1860-х годов, времени социальных и экономических реформ, крестьянский вопрос в значительной мере определяет характер развития национальной культуры, так как крестьянская тема стала главной для всех видов отечественного искусства, и, прежде всего, литературы, живописи и музыки. Наиболее серьезные изменения пришлись на начало 1860-х. В 1861 году отменяется крепостное право, и проблема социальной несправедливости становится актуальной как никогда.

Одновременно меняются требования общества к художественным произведениям. Помимо эстетики, от них ожидают нравственного содержания и социальной проблематики. Результатом нового подхода к творчеству стал бунт выпускников Академии художеств, основавших затем Товарищество передвижников. Прямое обращение к реальным условиям общественной жизни, осознание просветительской и воспитательной роли искусства определили расцвет социально-бытового жанра в станковой форме живописи. Жанровая картина, непосредственно отражавшая современность, проникнутая гражданским пафосом, заняла главенствующее место. Имена и творения художников-передвижников, живописцев, работавших в русле критического реализма, ярко и многообразно пополнили историю российского искусства. Расцвет их деятельности приходится на 1870-е – 1880-е годы. В этот период художников привлекали, прежде других, печальные моменты из жизни крестьянства (И.Е.Репин. Проводы новобранца. 1879; Н.Д. Дмитриев-Оренбургский. Пожар в деревне. Кон. 1870-х; В.М.Максимов. Слепой хозяин.1884).

17. Илья Репин Проводы новобранца 1879 18. Дмитриев Оренбургский Пожар в деревне 1870 19. Владимир Максимов Слепой хозяин 1884

Яростной критикой социальной несправедливости выделялся В. Перов, один из учредителей Товарищества. В первые годы после отмены крепостничества его картины подобны обличительной проповеди. Затем они становятся более спокойными, но по-прежнему крестьянская жизнь предстает в них скорбной и безрадостной. При всем несходстве творческих манер и жизненной философии, зритель вполне может уловить сходство между детскими образами с полотен Перова и сычковскими «Христославами» 1910 года.

13.Перов Тройка 14.Перов. Проводы покойника 15.В. Перов Сельский крестный ход.

В это же время иные живописцы поэтизируют, даже идеализируют бедняков (например, К.А. Трутовский. Переселенцы из Курской губернии. 1864; Хоровод в Малороссии. 1860).

16. К. Трутовский Переселенцы из Курской губернии. 1864 16.1 Трутовский Хоровод в Малороссии. 1860.

Этот вектор развития, очевидно, окажется гораздо ближе живописцу Сычкову. По крайней мере, остро критичного, обличающего, драматичного звучания темы в его произведениях мы не услышим.

Постепенно «бичевание язв» сменяется поисками положительного начала. Появляются мотивы красоты и изобилия родной земли, находится множество поводов для любования простым русским человеком (Г.Г. Мясоедов. Страдная пора. Косцы. 1887; И.Н. Крамской. Мина Моисеев. 1882).

20.Г. Мясоедов. Страдная пора. Косцы. 1887 21.И.Крамской. Мина Моисеев.1882

Вот эти поиски были восприняты и взяты на вооружение как основная форма мировосприятия «певцом радости бытия» Ф. Сычковым (такой титул он получил заслуженно, но гораздо позднее), что и воплотилось в полотнах: «За работой» и «Учительница у себя дома» 1904 года (особо отметим, второе полотно экспонировалось на 32 передвижной выставке в С-Петербурге и удостоилось Большой серебряной медали); «Мяльщицы льна». 1905; «Земляника». 1906; «Жатва».1909; «Девушка у изгороди» .1910 и многие, многие другие произведения нашего знаменитого земляка, созданные и на рубеже веков, и на всем продолжительном творческом пути.

В это же время особое развитие не только у передвижников, но и в академической живописи получают темы материнства (И.А.Пелевин. Первенец. 1888) и детства (К.В. Лемох. Новое знакомство. 1885; Сестренка. 1890; Лето (С поздравлением). 1890).

22.Пелевин_И.А._Первенец_1888 23.Лемох, Сестренка_1890 24.Лемох,Новое знакомство_1885 25.Лемох_Лето_С поздравлением_1890

Эта тема осваивается Ф.В. Сычковым в течение первого 10-летия творчества и уже никогда не исчезает из перечня любимых (Приятели. 1911; Верочка с цветами.1914; Подружки. Дети. 1916 и мн. др.)

В 1880-е-1890-е годы художники ищут новые средства выразительности, «внутренней правды», «отрадного». Глобальные сдвиги в творческом сознании (кризис народнических идей) совпали с распространением принципов пленэрной живописи. Развитие искусства начинает определять поколение, освещенное именами родоначальника «пейзажа-настроения» И.Левитана, мастера портрета В.Серова, «первого русского импрессиониста» В.Коровина. В этой триаде для нашего исследования интересен, прежде всего, В. Серов-портретист. Во-первых, потому что этот замечательный живописец работал в соответствии с принципом, сформулированным им самим: «через новое должно всегда сквозить хорошее старое» [8]; работал, преодолевая ограниченное понимание художественной правды, которое сковывало многих современников; шел к «новому», опираясь на лучшие «старые» традиции. Во-вторых, он показал, какими огромными возможностями обладает портретист, как много можно рассказать о жизни человека и об окружающем его мире в жанре портрета. В-третьих, большинство портретных произведений Серова называются портретами-картинами (например, «Девушка, освещенная солнцем». 1888; «Портрет О.Ф. Серовой». 1895; «Дети». 1899).

25.1 В.Серов. Девушка, освещенная солнцем 25.2 В. Серов. Летом. Портрет О.Ф. Серовой 25.3 В Серов. Дети

Не так ли называем мы замечательные произведения Ф.В. Сычкова? «Портрет Анны Ивановны Сычковой, матери художника». 1898; «Портрет Лидии Васильевны Сычковой, жены художника». 1904; «Женский портрет. Женщина в красном платье». 1903; «Лето». 1909 и многие другие – образцы портретов-картин. Да и в бытовых жанровых, многофигурных композициях Сычков всегда предстает как портретист. Его полотна, подобно портретам Серова, являются источником познания жизни и людей, будят мысли и чувства, волнуют, радуют, восхищают.

В эти же годы художники открыли для себя мир сказок и поверий, национальных традиций (В.Е.Маковский. Свекор. 1888; А.И. Корзухин. Девичник. 1889).

26.Маквский Свекор 1888 27.Корзухин_Девичник 1889

Эти тенденции придали неповторимый колорит искусству того времени. Не однажды вдохновляли они и кисть художника Сычкова, вливаясь в его художественную систему как источник сюжета, как материал для воссоздания быта и характеров, как элемент в создании художественного образа. Свидетельством – эскизы картин «На мосту» 1890 года и «Деревенская свадьба» 1911-го, а также более поздние, например, «Водосвятие» 1916 года.

Для молодого живописца Федота Сычкова это уже не далекое-близкое прошлое, но мир, в котором он живет; мир, в котором ему надлежит занять собственное место, с которым предстоит вступать в диалог со своей собственной позиции, причем, вести этот диалог при помощи своего собственного тембра и со своей интонацией. Эту интонацию художник начинает опробовать, опираясь, как мы уже заметили, на лучшие образцы русского реалистического искусства. Что касается «импрессионистической составляющей» живописи Сычкова, которую он смело вводит в свои полотна (особенно, по возвращении из Европы), этой теме посвящена специальная статья Е.В. Голышенковой, и мы поддерживаем автора, который утверждает: «Сычковская импрессионистическая составляющая заслуживает собственного названия тягой к отечественной природе и ее зримым формам, влечением к пленэру, цвету и свету, вниманием к оттенкам частной жизни…стремлением к лирической камерности высказывания в противовес громкой риторике…Русский импрессионизм предполагает более, чем на Западе, статус творческой личности, и Ф.В. Сычков яркое тому подтверждение» [9].

1900-е годы дали сложную картину развития «крестьянского жанра». Она отражает эволюцию отечественной живописи от реализма и импрессионизма к неопримитивизму. Новое слово в решении крестьянской темы в конце десятилетия сказали пионеры нарождавшегося отечественного авангарда, и в этом отразилось его национальное отличие от аналогичных движений в других странах Европы. Под занавес XIX века еще успевают проявить себя мастера, придерживавшиеся заветов народничества и повествовательной сюжетной живописи. Продолжая традицию, художники из так называемого младшего поколения передвижников – С.А.Коровин, С.В. Иванов, А.Е. Архипов, Н.А. Касаткин, А.С. Степанов, Н.П. Богданов-Бельский и др. – правдиво освещали жизнь русской деревни в пору, предшествовавшую революции 1905 года. Глубокое знание народной жизни, сострадание к бедствиям и лишениям деревенской бедноты помогли им создать произведения, исполненные большой жизненной правды и острого социального звучания (например, Н.Касаткин.«Осиротели».1891).

28. Касаткин_Осиротели 1891

Живописцы, тяготеющие к импрессионизму, писали жанровые пейзажи (А. Архипов. «Рыболов (На реке)».1898; А. Степанов. «Деревня зимой». Не поздн.1915; «Волки у плетня». 1900-1910), изображающие не кульминационное, а скорее, промежуточное действие. Бытовые мотивы в картинах делали их звучание более глубоким, расширяли образный смысл произведений, внося дополнительные аллюзии, символические значения и метафоры. Присутствие человека в таких пейзажах – отнюдь не стаффаж: природа наполняется отзвуком его мыслей и чувств, становится отражением его настроения.

29. Архипов_Рыболов 1898

В поисках жанровых истоков пейзажей-картин Ф.В. Сычкова можно предположить, что вышли они из лона повествовательной сюжетной живописи художников совсем близких, современников («Мяльщицы льна». 1905; «Переезд через болото». Эскиз. 1907; «Возвращение с сенокоса». 1911; «Трудный переход».1912 и др.)

Новый – ХХ век – начинается кровопролитной японской войной и первой русской революцией 1905-1907 гг. В отечественной живописи ведутся поиски нового подхода к отражению действительности. Продолжает развиваться русский авангард. Среди авангардистов, которых привлекает жизнь русской деревни, – Н. Гончарова, К. Малевич, П. Филонов. Картины Н.С. Гончаровой (например, «Уборка хлеба». 1908; «Бабы». 1910) не содержат никакого повествования или действия: застывшие фигуры крестьянок изображены плоско и мощно, в их позах словно сгусток длящихся веками движений, ставших ритуалом. К. Малевич свой беспредметный холст «Красный квадрат» (1915) называет «Живописный реализм крестьянки в двух измерениях». Облик крестьянина в работах П. Филонова часто пронизан окружающим пространством – оно входит в него своими элементами, демонстрируя слитность составляющих.

30. Гончарова. Уборка хлеба_1908 31. Гончарова_Бабы_1910 32. Малевич Красный квадрат 1915 33. Филонов Колхозник 1931

Эстетика авангардного стиля отражала особенности формирования художественного поиска в переходный период рубежа XIX-XX вв. и была нацелена на отрицание канонов традиционной художественной культуры, на нахождение оптимальных выразительных средств для отражения запросов времени. Становление авангарда в России ассоциируется с отходом от классической традиции в искусстве [10].

В 1910-х годах крестьянская тема отразилась в сложном многоголосье продолжившихся художественных поисков. В это время интенсивно работают мастера Союза русских художников с их тягой к раскрытию декоративных сторон натуры, как, например, Ф.А.Малявин («Две девки». 1910-е). В это же время свой расцвет переживает неоклассицизм, ориентировавшийся на искусство эпохи классицизма и ампира. Причастные этому течению «младшие» мирискусники, например, Б.М.Кустодиев («Лето». 1918) и З.Е.Серебрякова («Крестьяне». 1914), предпочитали изображать не жизнь в больших городах, где вершилась история, но «сельский мир».

35. Зинаида Серебрякова Крестьяне 1914 1

Голос Сычкова не вплетается в это сложное и не всегда стройное многоголосье. Живописец остается в стороне от экспериментов и поисков переломной эпохи рубежа веков. Он свой выбор сделал!

Развитие крестьянской темы в литературе (конца XVIII – начала XX вв.)

Бесчисленные примеры благодетельного для культуры общения у нас налицо… Неразлучимы в России живопись, музыка, проза, поэзия, неотлучимы от них и друг от друга — философия, религия, общественность, даже политика… Вместе они и образуют единый мощный поток, который несет на себе драгоценную ношу национальной культуры.

А.Блок. Без божества, без вдохновенья [11].

Рассматривая литературу как составляющую «художественной картины мира», мы обратимся к ретроспективе развития, трансформаций и особенностей воплощения «крестьянской темы» в произведениях русских писателей и поэтов, начиная с конца XVIII века и до начала века XX-го, – в параллель с нашим обзором развития темы в живописи.

Следует заметить, что в литературе, в силу ее специфики, народные образы, сюжетные линии, связанные с жизнью народа, появились гораздо раньше, чем в изобразительном искусстве, – еще в творчестве древнерусских авторов («Слово о полку Игореве», «Задонщина», «Сказание о Борисе и Глебе» и др.)

Начиная с XVIII века, крестьянский вопрос, непрерывно обсуждавшийся и в правительственных сферах, и в обществе, стал одним из первостепенных для русских писателей, а крестьянская тема тождественна теме жизни всего народа. Понятия «крестьянство» и «народ» воспринимались как равнозначные, и говорить о судьбе крестьянина в художественной литературе означало говорить о судьбах всего русского народа. На рубеже XVIII-XIX веков «тема деревни» возникает в творчестве самых известных представителей русского литературного сентиментализма – Н.М. Карамзина (повесть «Бедная Лиза») и А.Н. Радищева («Путешествие из Петербурга в Москву»). Карамзин производит смелую реформу русского литературного языка: он сближает его с живой разговорной речью, разрушая каноны классической стилистики, сближая тем самым литературное произведение с объектом повествования и утверждая, что «и крестьянки чувствовать умеют».

Между тем, литературный девятнадцатый век живет в лихорадочном ритме: направления, течения, школы сменяются с головокружительной быстротой. Сентиментализм 10-х годов уступает место романтизму 20-х и 30-х годов. В. Жуковский продолжает дело Н. Карамзина и создает новый язык русской поэзии, передающий самые неуловимые движения романтической души. Но, пересказывая в стихах «предания старины», народные легенды и сказки, черпая вдохновение из кладовой народной поэзии, он возносит лирику на такую высоту, что конечный результат, увы, не достигает слуха носителей вдохновляющих сюжетов: сочинения Жуковского для обитателей дворянских гостиных. В то же время И.А. Крылов пишет свои добродушно-ироничные басни простым, народным складом. Рассудительный и наблюдательный, он всегда верен действительности и здравому смыслу, умеет несколькими точными словами схватить само движение жизни. Его басни — выражение жизненной мудрости и художественного таланта русского народа.

А.С. Грибоедов в бессмертной комедии «Горе от ума» являет шедевр русского театра. Построенная в соответствие строго классической форме, пьеса написана острыми стихами, она изобилует афоризмами, давно перешедшими в пословицы. «Горе от ума» продолжает традицию «Недоросля» Д.И. Фонвизина – создателя русской бытовой комедии и открывает путь к комедиям и драмам А.Н. Островского.

А затем восходит светило – А.С. Пушкин. «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа, – писал Н. В. Гоголь. – …В нем русская природа, русская душа, русский язык, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла» [12].

Пушкинский роман в стихах «Евгений Онегин» В. Г. Белинский назвал «энциклопедией русской жизни» и «в высшей степени народным произведением».

А.С. Пушкин явился родоначальником новой русской литературы, основателем современного русского языка. Его поэзия оказала самое благотворное влияние на всю нашу литературу, и, в первую очередь, – на творчество современников. Вновь процитируем Н. Гоголя, который отмечал, что Пушкин «был для всех поэтов, ему современных, точно сброшенный с неба поэтический огонь, от которого, как свечи, зажглись другие самоцветные поэты. Вокруг него образовалось их целое созвездие» [13].

Эта оценка дала основание заговорить о «поэтах пушкинской плеяды», «пушкинского круга» и т.п. Многие из авторов – современников А.С. Пушкина чутко откликались на требования к литературе не только передавать дух и обаяние народной поэзии, но и обозначать насущные нужды народа и его жизненные интересы, что должно было способствовать развитию национального самосознания и патриотизма. Например, значительное место в их творческом наследии занимают народные песни: «Смерть Ермака» К. Рылеева; «Голова ль, моя головушка…», «Пела, пела пташечка…», «Соловей» А. Дельвига; «Еще тройка» П. Вяземского; «Песнь узника» Ф. Глинки; «Вечерний звон» И. Козлова и другие. Десятилетия спустя, воспринимались как народные.

М.Ю. Лермонтов завершает блестящую эпоху русской поэзии первой половины XIX века. Его вклад велик и своеобразен: патетический ораторский стиль, жанр философской «думы», содержащей гневное обличение, — суть лермонтовской гражданской лирики. Это поэзия для интеллектуалов. Есть, однако, и прямые обращения к народу, например, стихотворения «Бородино», «Прощай, немытая Россия…», «Родина» и др. С отрадой видит он немногие «следы довольства и труда», которые все-таки есть в крестьянской жизни, и останавливается, чтобы полюбоваться удалой русской пляской «с топаньем и свистом под говор пьяных мужичков».

После Лермонтова поэтический поток мелеет, звучно раздается лишь голос Н.А.Некрасова. Имя его неразрывно связано с крестьянской Россией; стихи наполнены чувством сострадания к своему народу, его подневольной судьбе, страстным желанием сделать его будущее счастливым. Некрасова называли «певцом народного горя». Его суровая муза диктует «песни, подобные стону», оплакивает нищую крестьянскую Россию. Вместе с тем, крестьянин – в представлении Некрасова – создатель всех материальных ценностей, творец жизни, «сеятель и хранитель» русской земли; в нем таятся могучие силы, которые рано или поздно вырвутся из плена. Некрасов верит, что народ преодолеет все преграды и «широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Некрасовская «кнутом иссеченная муза» будила многомиллионные народные массы, призывая к борьбе за собственные права.

В середине века наступает время повествовательной прозы. А.С.Пушкин художественно исследует социальный аспект отношения аристократических «верхов» и народных «низов» (повести «Капитанская дочка» и «Дубровский», «История села Горюхина»). Он затрагивает существенные вопросы не только русской литературы, но и русской истории, русской культуры в целом, отражая один из решающих моментов в развитии национального (народного) самосознания. Н.В.Гоголь воплощает свои представления о красоте, силе и трудолюбии русского народа в образах крепостных крестьян в поэме «Мертвые души». Вслед за ним является целое поколение рассказчиков, бытописателей и романистов.

В 40-х–начале 50-х годов русская литература обращается к народной теме более углубленно. В 1846 году публикуется первая повесть Ф.М. Достоевского «Бедные люди»; в 1847 году – первый рассказ И.С. Тургенева «Хорь и Калиныч», первый роман И.А. Гончарова «Обыкновенная история», первая большая повесть Д.В. Григоровича «Антон Горемыка», первое художественное произведение С.Т. Аксакова «Записки об ужении рыбы». В 1852 году Лев Толстой выступает со своим «Детством» и «Отрочеством». Позднее он, с гордостью называя себя «адвокатом 100-миллионного земледельческого народа», создает образ русского крестьянина – носителя высшей правды, духовной мудрости народа. Это Платон Каратаев из романа-эпопеи «Война и мир», который стал олицетворением «всего доброго, круглого и русского». Чуть в стороне от литературной столбовой дороги стоит несравненный по языку рассказчик Н.С. Лесков, передающий живую речь духовенства, купечества и ремесленного люда. Его хроника «Соборяне» и рассказы «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», «Леди Макбет Мценского уезда», «Левша» разрушают литературные шаблоны и обогащают русскую прозу сокровищами народного языка [14].

Ведущее место в литературном процессе времени занимает натуральная школа (обозначение существовавшего в 40–50-е годы XIX века вида русского реализма, – по определению Ю.В. Манна, – преемственно связанного с творчеством Н.В. Гоголя и развивавшего его художественные принципы).

К натуральной школе относят И.А. Гончарова, Н.А. Некрасова, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, А.И. Герцена, Д.В. Григоровича, В.И. Даля, А.Н. Островского, И.И. Панаева, А.Ф. Писемского, П.И. Мельникова-Печерского и других. Из гоголевской «натуральной школы» выходят все великие писатели 1850-1880-х годов, о чем образно заявлял Федор Достоевский: «Мы все вышли из гоголевской «Шинели»». Главным идеологом натуральной школы был В.Г. Белинский.

Наиболее четко новизна художественных принципов «натуралистов» выразилась в так называемых «физиологических очерках» — произведениях, целью которых являлось предельно точное фиксирование определенных социальных типов, их видовых отличий, социальных, профессиональных и бытовых особенностей, привычек, речи и т.д. Стремлением к документальности, к точной детали, использованием статистических и этнографических данных «физиологический очерк» выражал тенденцию сближения образного и научного сознания и содействовал расширению позиций реализма. Произведения писателей натуральной школы являются началом литературы крестьянского быта, которую разовьют беллетристы-шестидесятники или народники. Для произведений шестидесятников характерны круг родственных тем и проблем, общность жанров и структурно-композиционное единство. Вместе с тем, каждый из них – творческая индивидуальность, у каждого свой особый стиль. Горький назвал их «разнообразно и размашисто талантливыми людьми» [15].

Писатели-народники внесли серьезный вклад и в историю литературы, и в саму литературу. Они существенно обогатили тематику художественного творчества, осветив области жизни, которые до них мало кем затрагивались. В их творчестве, являвшемся результатом пристального изучения действительности, появилась такая особенность, как документализм — введение в художественные произведения фактов и цифр для более точного и правдивого изображения явлений жизни. О том, как они изучали крестьянскую жизнь, образно рассказывал писатель Н.Н. Златовратский: «И как же мы усердствовали! Мы залезали к мужику в горшок, в чашку, в рюмку, в карман, мы лезли в хлев, считали скотину, считали возы навоза, мы отбирали данные у кабатчиков, у акцизных чиновников, летали на сходы и „усчитывали“ мирскую выпивку, мы топтались по полям и лугам, мерили полосы шагами, снимали планы, прикидывали четвертями и вершками межники и межполосные броды…, чего-чего только мы не нюхали, не измеряли, не вешали…» [16].

Следует особо отметить еще одну особенность произведений народников — большую роль личности самого писателя, авторского «я», от лица которого часто ведется повествование. Личная заинтересованность в теме, взволнованность интонации и обусловленный этим страстный лиризм сообщают многим из произведений и образов особую убедительность.

Авторы широко (порой даже с излишней диалектной точностью) вводили в литературу народное просторечье, обогащали лексику, добивались в изображении явлений народной жизни и быта словесной точности.

На наш взгляд, именно с этого периода развития народной, крестьянской темы в литературе мы начинаем видеть, слышать, ощущать ту литературную составляющую художественной картины мира, которая напитывала впоследствии палитру Ф.В. Сычкова, созвучна ей и даже могла быть литературной иллюстрацией (или, напротив, полотнами живописца можно было бы сопроводить литературные страницы).

Приведем особенно убедительные реминисценции. Из самых ранних (конец 40-х – 50-е гг.XIX века) – творчество С.Т. Аксакова (1791-1859) и его семейные хроники («Семейная хроника», «Детские годы Багрова-внука»). Здесь мы усматриваем общность подхода к изображаемому, и общность эта в отказе от вымысла. Автор описывает то, что было, эпически спокойно и простодушно. Сравнивая себя с теми писателями, которые обладают талантом «чистого» вымысла, Аксаков писал Ф.В. Чижову: «Заменить… действительность вымыслом я не в состоянии. Я пробовал несколько раз писать вымышленные происшествия и вымышленных людей. Выходила совершенная дрянь, и мне самому становилось смешно… Я только передатчик и простой рассказчик: изобретения у меня на волос нет… Я ничего не могу выдумать: к выдуманному у меня не лежит душа, я не могу принимать в нем живого участия» [17].

Представляется, что бытописатель, мастер жанровой картины, живописец Ф.В. Сычков мог подписаться под этими словами.

Глубинное знание объекта, предмета изображения роднит творческие манеры мастера кисти и мастера слова – Ф.В. Сычкова и В.И. Даля (1801-1872), писателя, ученого-этнографа, автора знаменитого «Толкового словаря живого великорусского языка». Даль насыщал содержание рассказов этнографическими деталями, описанием обычаев, ремесел и занятий крестьянина («Медведь», «Охота на волков», «Вакх Сидоров Чайкин»), опирался в своем творчестве на подлинность жизненных фактов, но не всегда, как вменялось писателю-реалисту теоретиками искусства, поднимался до широких социальных обобщений и типизации. Писатель предупреждал читателя: «Это ряд живых картин»; подчеркивал, что его повести – это «были». Даль интересовался поэтической стороной жизни крестьян, выраженной в преданиях и поверьях, стремился передать их своеобразное мировосприятие и веру («Авсень», «Сказка о кладе», «Башкирская русалка»). В них даны этнографические зарисовки быта крестьян, обрядовой поэзии: девичьи вечерницы на Украине, обычаи уральских казачек ходить на синчик, свадебные обряды, гадания с описанием подблюдных песен и т.п. Даль знал и любил русского крестьянина. «Он умеет мыслить его головою, видеть его глазами, говорить его языком. Он знает его добрые и дурные свойства, знает горе и радость его жизни, знает болезни и лекарства его быта…» — попробуем в этом высказывании В. Г. Белинского о писателе заменить местоимение он именем художника – Ф.В. Сычкова. Эту небольшую вольность или мистификацию мы предложили для того, чтобы подтвердить правомерность сопоставления и убедиться в родстве творческих манер мастеров — слова и кисти.

Прямым учеником и последователем В.И. Даля был П.И. Мельников-Печерский. Даль был добрым гением и покровителем писателя и даже автором псевдонима «Андрей Печерский». Их связывали духовные, творческие и дружеские узы. Мельников был первым биографом Даля. В свою очередь, Даля привлекало в Мельникове глубокое знание русского старинного быта, народного языка и устного поэтического творчества. В «Автобиографии» Мельников вспоминал о своем знакомстве с русским народом, «знакомстве, на которое впоследствии он употребил много времени… А изучал он народ так, как должно изучать его, – лежа у мужика на полатьях, а не сидя в бархатных креслах в кабинете…» [18].

Кстати, несколько литературных трудов П. И. Мельникова-Печерского посвящены описанию жизни и быта мордовского народа; в частности, это произведения «На горах» и «Очерки мордвы». Описание жизни, быта и обычаев русских и так называемых «инородцев» Среднего Поволжья — интересный и важный факт в творчестве писателя, который не только внес определенный вклад в изучении культуры мордовских этносов, но и одним из первых заложил основы изучения быта и культуры чувашского населения, черемисов и других народов, издревле населяющих берега Волги. Он умел очень точно дать описание окружающей героя среды – привычной, отражающей его внутренний мир и сословную принадлежность. Так же, со знанием дела описывает он географические детали, характеризующие историческую и социально-экономическую этнографию. Подобные приемы, — но не с пером, а с кистью в руках, — применяет в изобразительном творчестве Ф.В. Сычков-пейзажист.

Безусловно, ряд примеров можно продолжать.

В 1861 году была проведена крестьянская реформа. Вокруг нее разгорелась яростная идейно-политическая и литературная борьба. Наиболее радикально настроенные из «народных заступников» — революционеры-демократы, чьим вождем был Н.Г.Чернышевский, даже призывали «к топору». В этой атмосфере создаются такие шедевры русской литературы, как «Кому на Руси жить хорошо» Н. А. Некрасова, «Былое и думы» А. И. Герцена, «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского, «Отцы и дети» И. С. Тургенева, «Гроза» А. Н. Островского, «Что делать?» Н. Г. Чернышевского, «Обломов» ИА. Гончарова, «Война и мир» Л. Н. Толстого, «Господа Головлевы» М. Е. Салтыкова-Щедрина и др. В этих произведениях наиболее ярко выразились высокая гражданственность авторов, глубина изображения жизни, присущие русской революционно-демократической литературе.

Отметим, что воинственность и критицизм, революционный пафос и обращенные к народу прямые призывы к активной борьбе против гнета и бесправия, являясь составляющей литературы 80-х годов XIX века, не стали составляющей художественного осмысления действительности молодым, уже избравшим профессиональную стезю Федотом Сычковым.

Традиции шестидесятников развивала отечественная литература последующих периодов: народническая беллетристика, очерки и рассказы Г.И.Успенского, Ф. М. Решетникова, В.А. Слепцова, Д.Н. Мамина-Сибиряка, А.М. Горького. В последние десятилетия XIX в. проявились таланты А. П. Чехова, В. Г. Короленко, В. М. Гаршина, И.А. Бунина и др. В своих произведениях они сумели показать, что недовольство самодержавной действительностью становится общенародным, что протест зреет даже в душах самых забитых и униженных – «маленьких» людей. Символический смысл приобрела тоска чеховских героев, характерное для них ощущение странности и неразумности жизни, – с одной стороны. С другой, – в своих повестях (например, «Мужики» ,1897; «В овраге»,1900) он констатировал, что в несчастьях крестьянства есть и его собственная вина. Вслед за ним И.А. Бунин глубоко раскрыл причину бедственного положения народа в своих повестях «Деревня» (1910) и «Суходол» (1911). При глубоком сочувствии писатель не закрывал глаза на недостатки крестьянина — его нежелание учиться чему бы то ни было, косность, порою жестокость и жадность. Великий гуманист двадцатого века, Максим Горький, относился к крестьянству весьма настороженно. Это отношение ярко проявилось как в его ранних романтических рассказах (например, «Челкаш»), так и в цикле рассказов «По Руси», а особенно развернуто — в цикле публицистических статей «Несвоевременные мысли» (1917-1918). Крестьянство он считал полностью антиреволюционным классом и метафорически представлял в образе огромного пресного болота, в котором «может без остатка раствориться горсть соли – революционно настроенного пролетариата».

При всей возвышенности идеалов реализма XIX в. и при всей его беспощадной правдивости в нем чувствовался некий пробел: в этой художественной системе не было места для активного и целенаправленного переустройства мира. Максим Горький, глубоко уважавший реализм Л.Н.Толстого и А.П.Чехова, выступил против своих учителей, требуя от литературы действенного, героического начала. Но осознать эту проблему как необходимую и важную для искусства еще не значило ее разрешить.

Рубеж XIX и XX веков для русской литературы – время зарождения и становления новых художественных систем, вызванных кардинальными изменениями в российской действительности, переосмыслением взаимоотношений человека и мира. Настойчивый поиск эстетических идеалов, соответствующих новому мироощущению, привел к тому, что на литературную сцену вышли новые направления, школы и группы. Все претендовали на исключительность в выражении художественной правды и вступали в противодействие с другими, – искусство словно расщеплялось, как в призме, на пестрый спектр. И – следует констатировать, что, – несмотря на выдающиеся достижения классиков, – литература в целом испытала в эту переломную эпоху наибольшие потрясения и кризис, едва ли не самый крупный за все время ее существования.

Повторимся в утверждении: живописец Ф.В. Сычков, завершивший обучение в Академии художеств в 1900 году, уже замеченный – и как участник выставок, и как мастер портрета-картины и заказного светского парадного портрета, — развивается в совершенно определенном ключе и остается в стороне от мятущегося духа переломной эпохи рубежа веков, отражающегося и в литературе, и в изобразительном искусстве. Его выбор – бытовой жанр; тематический круг — жизнь деревни; неиссякаемый источник вдохновения – люди родного Кочелаева. В этот период он создает полотна «Катание яиц», «Мяльщицы льна» (1905); «Возвращение с ярмарки» (1906); этюды для будущих больших жанровых полотен (например, «Возвращение с сенокоса», этюды 1900-х годов). При этом он выступает «как умный и тонко чувствующий наблюдатель, открывающий интересное и значительное в обыденном» [19].

Однако, исходя из того, что «художественная картина мира» — не статичный объект, но материя, находящаяся в постоянном движении и развитии, есть основания искать реминисценции живописной картины мира Сычкова с картиной мира, создаваемой мастерами слова именно рубежа веков. Такие связи, на наш взгляд, существуют и находятся. Это связи с эстетикой и творчеством «крестьянских поэтов».

Творческой школы с единой идейной и поэтической программой они не образовали, но понятие «крестьянская поэзия» вошло в историко-литературный оборот, объединяя группу поэтов на основе общности их поэтической манеры и миропонимания в целом. Поэтизация деревенского быта и сельской природы являлись главными темами их стихов. Лейтмотивом творчества была гордость за многовековую богатую национальную культуру, хранителем которой является крестьянство. Они писали о труде и быте, нехитрых крестьянских занятиях и любимых праздниках, о драматических и трагических коллизиях жизни. В их творчестве отразились радость слияния труженика с миром природы и чувство неприязни к жизни чуждого живой природе города. Самыми известными крестьянскими поэтами Серебряного века были: Спиридон Дрожжин, Николай Клюев, Пётр Орешин, Сергей Клычков. К этому течению примыкал Сергей Есенин. Сергей Городецкий (акмеист) предпринял попытку создать группу «Краса», куда, кроме С.Есенина, Н.Клюева, А. Ширяевца, С. Клычкова, намерены были войти писатель Алексей Ремизов и художник (!) Николай Рерих. И, заметим, это пример взаимопроникновения и взаимодополнения изобразительного и искусства слова, пример живого формирования художественной картины мира. Однако, для большинства «новокрестьян» само слово «коллектив» являлось штампом. Их больше связывало личное общение, переписка и общие поэтические акции. Поэтому группа «Краса» ( да и другие, организованные позже), быстро распалась, но сам факт свидетельствовал о том, что новокрестьянскую поэзию всерьёз и на равных восприняли многие истинно талантливые представители русской творческой интеллигенции. Эстетически близки были крестьянским поэтам, кроме Н. Рериха, и другие художники-современники — Андрей Рябушкин, Виктор Васнецов, Иван Билибин. Хотелось бы вписать в этот ряд и Федота Сычкова.

Заключение

Для живописца Федота Сычкова рубеж веков был временем становления. И надо констатировать, что у молодого художника не было ни творческих метаний, ни поисков своей темы. Воспитанник педагогов-реалистов, он вносил собственный вклад в «художественную картину мира», опираясь на лучшие реалистические традиции, складывавшиеся веками (!) в российской культуре, в частности – в изобразительном искусстве и литературе. В своем творчестве Ф.В. Сычков отталкивался от традиций, формировавшихся на протяжении почти двух столетий существования в России академической художественной школы. Литературной же питательной средой его таланта могла быть (на наш взгляд, очень близка ему) эстетика писателей-шестидесятников. Он исходил из понятий высокого профессионализма, основанного на творческом осмыслении широкого круга интерпретаций выбранной им крестьянской темы и подходов к изображению действительности: от зарождения жанра в XVIII веке через период расцвета в веке XIX и к современным трансформациям XX века (в живописи); от пушкинского энциклопедизма через народническое погружение в тему к интонациям «крестьянских поэтов» во главе с С. Есениным (в литературе).

Ф.В. Сычков доказал непреходящую ценность правдивого и сочувственного изображения жизни народа в многообразных полотнах жанровой живописи.

Творчество Федота Васильевича Сычкова – важная страница в истории русского изобразительного искусства. Произведения мастера отличаются жизненной достоверностью и — самое главное — неизменной любовью к своей земле, своему народу и своей Родине.

БИБЛИОГРАФИЯ:

  1. Лаптева В. Сопротивляясь времени и судьбе / В. Лаптева // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования. 2002. Нояб.-дек. С.23.
  2. Федот Васильевич Сычков. Воспоминания, переписка / Сост.: Л.А. Букина, М.И. Сурина; вступ. ст. М.И. Суриной. Саранск, 1998. С. 30.
  3. Цит. по изданию «Наш музей». Альманах. Саранск, 2015. / Л.А. Букина. Мастер, каких мало… (Портреты крестьянок в творчестве Ф.В. Сычкова). С. 29.
  4. Русская поэзия в живописи и музыке: Эл. ресурс: https://spravochnick.ru/literatura/russkaya_literatura/russkaya_poeziya_v_zhivopisi_i_muzyke/ [дата обращения: 01.10. 2020]
  5. Пестрякова Л.С. Художественная картина мира. – Дисс. канд. иск-я. Эл. ресурс: http://cheloveknauka.com/hudozhestvennaya-kartina-mira#ixzz6DqP7JRtG [дата обращения: 01.10. 2020].
  6. Золотарева Л.Р. Взаимодействие изобразительного искусства и литературы / Л.Р.Золотарева // Вестник КарГУ», 2010, Караганда. Эл. ресурс: https://articlekz.com/article/6406 [дата обращения: 01.10. 2020].
  7. Белов В.И.. Лад: Очерки о народной эстетике / В.И. Белов.. – М.: Мол.гвардия, 1989, с 6.
  8. Дружинина. С.Н. В.А. Серов. Живое наследие / С.Н. Дружинина / О русской и советской живописи. Ленинград. «Художник РСФСР».1987. С.86
  9. Голышенкова. Е.В. Импрессионистическая составляющая творчества Ф.В.Сычкова в контексте русской пленэрной живописи / Е.В. Голышенкова // Наш музей.55 лет: альманах. – Саранск, 2015. С.38
  10. Отечественный художественный авангард XIX – XX вв. как культурно-философский феномен. Эл. ресурс: http://cheloveknauka.com/otechestvennyy-hudozhestvennyy-avangard-xix-xx-vv-kak-kulturno-filosofskiy-fenomen#ixzz6H9LBCFF2 [дата обращения: 01.10. 2020].
  11. Блок А.А. Без божества, без вдохновенья. (Цех акмеистов) / А.Блок. Поэзия. Драмы. Проза. М., ОЛМА-ПРЕСС,2001, с.746.
  12. Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений в 14 томах / Н.В. Гоголь. М.—Л.: Издательство АН СССР, 1952. — Т. 8. Статьи. — С. 50-55.
  13. Поэты пушкинской поры. Эл. ресурс: https://www.litres.ru/sbornik/poety-pushkinskoy-pory/chitat-onlayn/ [дата обращения: 01.10. 2020].
  14. Культура.РФ: https://www.culture.ru/persons/8216/nikolai-leskov [дата обращения: 01.10. 2020].
  15. Фокеев А.Л. Знамение времени. Проза ХIХ века. Эл. ресурс: https://licey.net/free/12analiz_proizvedenii_literatury_do_20_veka_dlya_sochinenii/52znamenie_vremeni_proza_hih_veka/stages/3513tema_krestyanstva_v_literature_19_veka.html [дата обращения: 01.10. 2020].
  16. Соколов Н. И. Писатели-народники: Общий обзор / Н. И.Соколов / История русской литературы: В 10 т. / АН СССР. Ин-т рус.лит. (Пушкин.Дом). — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941—1956. Т. IX. Литература 70—80-х годов. Ч. 1. — 1956. — С. 353.
  17. Лобанов М.П. Сила преданий. Аксаков Эл. ресурс: https://biography.wikireading.ru/173699 [дата обращения: 01.10. 2020].
  18. Эл. ресурс: http://az.lib.ru/m/melxnikowpecherskij_p/text_0020.shtml [дата обращения: 01.10. 2020].
  19. Сурина М.И. Вступительная статья / М.И. Сурина / Федот Васильевич Сычков. Живопись. Графика. Саранск, 2010. С.9.
  20. Музеи России. Эл. ресурс: http://www.museum.ru/N23881 [дата обращения: 01.10. 2020].
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ