Н.С. Осянина, зав. отделом музейной педагогики. Музыка в семье И.К. Макарова. | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

«Я не верил бы в будущее блаженство, если б не видел на земле

этих трёх высших искусств: музыки, живописи и ваяния; они

суть представители высшего счастья. Человек, приходя от них

в восторг, позабывает о земле, душа его блаженствует, и он

считает себя в ту минуту совершенно счастливым…»

М.И. Глинка

Вступление

Жизнь и творчество академика портретной живописи И.К. Макарова уместились в рамки «золотого века русской культуры» — века девятнадцатого, став неотъемлемой частью его истории. В общих чертах биография художника и его наследие изучены, но многое требует уточнений. Однако прошлое не торопится приподнимать завесу своих тайн, скрытых под сводами петербургских архивов. Именно там, в ветхих папках, на пожелтевших страницах, можно отыскать незначительные, на первый взгляд, биографические детали, даты, имена, раскрывающие новые страницы жизни нашего земляка и членов его семьи, позволяющие подтвердить или опровергнуть научную гипотезу. К чему обращаться исследователям? Воспоминания могут исказить действительность, дневники — приукрасить, а официальный документ всегда скажет только правду. В этой статье публикуются архивные документы, которые далеко не в полной мере раскрывают заявленную тему, но дают импульс для дальнейших поисков.

Женившись в 1863 году, Иван Кузьмич обрёл личное счастье. С тех пор семья, судьбы детей играли в его жизни главную роль, все его помыслы были направлены на благополучие близких. Нередко творческие планы переплетались с конкретными историями семьи, живописные портреты были следствием семейных обстоятельств – портретируемые имели отношение к судьбам детей. Одна из таких работ – парадный портрет Н.И. Стояновского, была написана в 1891 году, а сейчас хранится в фондах Государственного Эрмитажа. История создания портрета стала явственно вырисовываться в ходе работы над темой «Музыка в семье И.К. Макарова».

Сам Иван Кузьмич музыкой не занимался, во всяком случае, об этом не упоминают в своих книгах ни внук И.К. Макаров, ни краевед И.Д. Воронин. Во время учёбы будущего академика в Саранском уездном училище, судя по аттестату, там музыка также не преподавалась. (1) Однако в семье Ивана Кузьмича любили музыку, и она часто звучала в его петербургском доме. Из рассказов И.К. Макарова-внука было известно, что сын Ивана Кузьмича – Иван учился в консерватории, а в Русском музее хранится портрет другого сына – Сергея, играющего на скрипке. Возникла идея о поиске новых биографических сведений членов семьи Макаровых в «музыкальных» архивах. Кто же из детей Ивана Кузьмича имел музыкальное дарование и учился в консерватории? В Центральном Государственном историческом архиве Санкт-Петербурга нашлось несколько дел, позволяющих дать ответ на этот вопрос. В консерватории обучались три сына художника: Иван (1867-1941), Сергей (1880-1928) и Яков (1875-1942). Подтверждение этому мы находим и в отчётах Императорского русского музыкального общества, хранящихся в Музее Истории Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова.

Консерватория

Петербург, начиная со времён Петра Великого, славился своими музыкальными традициями. В веке девятнадцатом его по праву называли музыкальной столицей Российской империи. Музыка звучала в концертных и театральных залах, во дворцах вельмож, в салонах, в городских и пригородных парках, да и просто в квартирах. Владение тем или иным музыкальным инструментом было нормой для образованного человека. Мощный импульс развитию музыкального образования придало открытие в 1830-х годах частных музыкальных школ, число которых в Петербурге во второй половине столетия достигло ста тридцати. (2) В 1859 году создается Русское музыкальное общество (с 1868 г. – Императорское Русское музыкальное общество, ИРМО), которое имело своими целями повышение доступности серьезной музыки и распространение музыкального образования. В 1862 году в Петербурге открылась первая в России консерватория – «…профессиональное учебное заведение, способное удовлетворить потребности бурно развивающейся русской музыкальной культуры в отечественных музыкантах разных специальностей». (3) Первым директором консерватории стал А.Г. Рубинштейн (1862-1867, вторично 1887-1891), пригласивший в качестве преподавателей выдающихся музыкантов. Покровительницей Русского музыкального общества и консерватории была великая княгиня Елена Павловна. В 1860 году в Михайловском дворце она открыла общедоступные бесплатные Музыкальные классы, преобразованные в 1861 году в музыкальное училище, а в 1862 году – в консерваторию.

Консерватория не являлась государственным учебным заведением, хотя ей дано было право выдавать диплом «свободного художника» наравне с Академией художеств. Вплоть до 1917 года консерватория существовала на частные пожертвования и средства от платы за обучение. В консерваторию принимали учеников разного возраста. Рядом с бородатыми мужчинами можно было встретить мальчиков в коротких штанишках, девочек с косичками. Для поступления в консерваторию требовалось наличие музыкальной одаренности и, разумеется, определенный уровень профессиональной подготовки. Взрослые ученики часто совмещали музыкальные занятия с обучением в университете или службой. Для младших существовали так называемые научные классы, в которых ученики получали общее образование, примерно такое же, какое давала гимназия.

В момент открытия консерватория располагалась на первом этаже дома Демидовых у Синего моста на набережной реки Мойки; в 1869 году переехала на Театральную улицу (ныне Зодчего Росси) в здание Министерства внутренних дел; с 1896 года и по сей день занимает перестроенное здание Большого Каменного театра на Театральной площади.

Иван

25 июля 1889 года на имя директора Санкт-Петербургской консерватории А.Г. Рубинштейна было подано прошение сына академика Императорской академии художеств Ивана Макарова: «Желая поступить в консерваторию, чтобы получить полное музыкальное образование и избирая для специального изучения игру на кларнете, покорнейше прошу принять меня в число учеников консерватории.

Принимая на себя обязанность соблюдать все правила, установленные для учащихся в консерватории, имею честь представить следующие документы: свидетельства – метрическое, о научном образовании и о явке к исполнению воинской повинности. Иван Макаров. Жительство имею: Санкт-Петербург, Надеждинская улица, дом №39, кв. №7». В деле также имеется расписка: «Поименованные в прошении документы обратно получены 27 июля 1892 года. Иван Макаров». (4)

Таким образом, Иван Иванович поступает в консерваторию, будучи уже взрослым человеком (ему 22 года) и занимается в её стенах три года у Карла Нидмана как «своекоштный ученик», что предполагает плату за обучение. (5,6) Скорее всего, диплом об окончании консерватории он не получил: в отчётах ИРМО это не зафиксировано. Также нам не известно, занимался ли И.И. Макаров профессиональной музыкальной деятельностью.

Сергей

20 августа 1891 года И.К. Макаров подаёт прошение на имя директора консерватории по поводу сына Сергея: «Желая определить в Санкт-Петербургскую консерваторию сына своего Сергея для специального изучения игры на скрипке и вместе с тем научных предметов, покорнейше прошу принять его в число учеников консерватории, причём принимаю на себя ручательство в исполнении сына моего всех правил, установленных для учащихся в консерватории.

При сем имею честь представить метрическое свидетельство. Подпись.

Жительство имею Воскресенский пр., дом №13, кв. №10.»

Далее на прошении сделана приписка: «Метрическое свидетельство сына моего Сергея Макарова обратно получил 27 июля 1892 года. Ольга Макарова» и запись простым карандашом: «Прошение ст. (стипендия?) Н.И. Стояновского». (7) Прочитав эту фамилию, сразу вспомнилось, что в творческом наследии И.К. Макарова есть «Портрет Н.И. Стояновского», написанный в 1891 году. Упоминается этот человек и в следующем документе, хранящемся в деле, – записке Августа Антоновича Герке (1841-1901), члена ИРМО, к некоему Василию Максимовичу (возможно, к В.М. Самусю (1848-1903), профессору консерватории): «Уважаемый Василий Максимович! … Обращаюсь к Вам с большой просьбой, уверенный, что Вы, по старой дружбе, мне в ней не откажете: соблаговолите, отложив в сторону строгую природу, принять прошение, принятое Вами сегодня, 19 августа, …недостающие документы будут Вам доставлены мною на днях…

Исполнением этой просьбы очень обяжете меня; просьба касается лица, Сергея Макарова, в котором принимает живое участие нами почитаемый Н.И. Стояновский… Подпись». (8)

Сергей выдержал вступительный экзамен, о чём свидетельствует протокол комиссии: «Макаров Сергей, день рождения 12 июня 1880 года. Специальный предмет – скрипка.

Слух – есть.

Музыкальная память – есть.

Чтение нот – плохо.

Сведения по элементарной теории – есть.

Принять в первый класс элементарной теории». (9) Экзамен по скрипке принимал Л.С. Ауэр, профессор консерватории, российский скрипач венгерского происхождения, с именем которого связан расцвет русской скрипичной школы.

Кто же он, Н.И. Стояновский, и почему «живое участие» принял в судьбе сына художника И.К. Макарова?

Николай Иванович Стояновский (1821—1900) — российский государственный деятель, товарищ министра юстиции, член Государственного совета, действительный тайный советник, состоял вице-председателем и почётным членом Императорского Русского музыкального общества. (10) Летом 1891 года в Петербурге широко праздновалось 50-летие государственной деятельности Николая Ивановича. Приветственный адрес подготовила и консерватория:

«Милостивый Государь Николай Иванович!

Сегодня, в день чествования юбилея 50-летия столь многосторонней деятельности Вашей на поприще служения Государству, дирекция Санкт-Петербургского отделения Императорского Русского Музыкального Общества и состоящая в ведении его Санкт-Петербургская консерватория, присоединяются к общему выражению Вам глубокого сочувствия и приносят Вам искренние поздравления.

Видя Вас издавна в числе членов Санкт-Петербургского отделения и Главной дирекции Общества, а ныне Вице-Председателем оного, мы были особенно счастливы возложению на Вас, по Высочайшей воле, обязанностей Председателя комиссии по перестройке, для надобностей Санкт-Петербургской консерватории, Высочайше пожалованного ей здания Большого театра.

Столь живая, энергичная деятельность на пользу общую, проявившаяся в деле, принятом Вами на себя в то время, когда наше отечество празднует 50-летие служения Вашего, служит для нас лучшим ручательством, что Вы надолго сохраните хорошее здоровье и свойственную Вам бодрость духа для всеобщей пользы и на радость любящих Вас.

Желая со своей стороны ознаменовать этот день, Санкт-Петербургское отделение ИРМО учредило в Санкт-Петербургской консерватории стипендию имени Вашего по классу скрипки с представлением Вам пожизненного права избрания стипендиата.

Подлинное подписали: А.Г. Рубинштейн, И. Иогансон, А.А. Герке, А.М. Климченко, П.Л. Петерссен, П.Н. Черемисинов, В.А. Тур».

В ответном письме Н.И. Стояновский пишет:

« Милостивый Государь Андроник Михайлович!

Я глубоко тронут приветствием, которое Дирекция Санкт-Петербургского отделения Императорского Русского Музыкального Общества и Консерватория почтили меня 17 июня сего года, и учреждением в консерватории стипендии моего имени.

Приношу Вашему Превосходительству и всем членам Дирекции искреннюю благодарность за сделанную мне честь и покорно прошу Вашего распоряжения о принятии в наступающем учебном году моим стипендиатом сына художника Ивана Кузьмича Макарова Сергея, 11 лет, жительствующего на Воскресенском проспекте, дом №13.

Примите, Ваше Превосходительство, уверение в истинном почтении и совершенной преданности.

Николай Стояновский

6 июля 1891 года

Его Превосходительству А.М. Климченко». (11)

Итак, в июне в Петербурге чествуют крупного государственного чиновника. Можно предположить, что именно к этой дате заказывается И.К. Макарову парадный портрет Н.И. Стояновского. Вероятнее всего, портрет понравился заказчику, и, желая отблагодарить, Николай Иванович принимает «живое участие» в судьбе маленького сына художника. Серёжа был принят в консерваторию и получал именную стипендию. (12) Однако учёба продолжалась недолго, всего год. Возможно, причиной ухода из консерватории стали трудности с получением одновременно общего и музыкального образования. Об этом свидетельствует записка О.Н. Макаровой, матери Серёжи: «Милостивый Государь Василий Максимович! Принося Вам мою сердечную благодарность за доброе вмешательство Ваше в судьбе моего мальчугана, покорнейше прошу Вас сказать два слова о том, как Вы нашли удобным распределением его музыкальных занятий, и может ли он явиться в субботу (28 марта) в 9 часов утра на урок по скрипке…

Всегда готовая служить, О. Макарова.

P.S. Муж мой свидетельствует Вам своё почтение». (13)

Письмо написано Ольгой Николаевной быстрым неразборчивым почерком, однако можно понять из дальнейшего текста, что её волнует неприятная ситуация вокруг Серёжи, которая задела «его детскую честь», и что необходимо «восстановит её». Ещё следует отметить, что документы Ивана и Серёжи Макаровых были взяты из консерватории в один день, 27 июля 1892 года.

Мальчик со скрипкой

Имея большую семью, И.К. Макаров должен был много работать над выполнением заказов. Конечно же, ему хотелось запечатлеть в живописи всех своих домочадцев, но порою для этого катастрофически не хватало времени, и начатые портреты детей оставались незавершёнными. Исключением являются «Портрет детей художника Кузи и Маруси» из собрания Омского областного музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля и «Мальчик со скрипкой» (Портрет Серёжи Макарова, сына художника. Конец 1880-х. Холст, масло. Поступил в 1928 году от А.И. Лебедевой. Инв. № Ж-5536.), хранящийся в Русском музее.

Серёжа на портрете запечатлён примерно в возрасте                                                                                                                                                                                                                                   8-10 лет, то есть до поступления в консерваторию. Мальчик старательно музыцирует, о чём свидетельствует серьёзное лицо — лёгкая тень на нём подчёркивает полное погружение в мир музыки. Фрагментарный характер композиции сосредоточивает внимание зрителя на фигуре ребёнка, словно изолированной от окружающей обстановки. Хотя можно предположить, что Серёжа внимательно смотрит на педагога, оставшегося за рамой картины, а слева, в комнате за мольбертом, тихо работает отец, стараясь не мешать занятиям сына. В целом портрет носит камерный характер, однако размеры его весьма внушительны – почти полтора метра на метр, что более подходит для парадного варианта. Возможно, выбор размера объясняется чувством гордости и уважения, которое испытывал Иван Кузьмич к Серёже: сын демонстрировал редкостное трудолюбие уже в раннем детстве, что позволило проявиться его музыкальному дарованию и достичь успехов, приведших 11-летнего мальчика в стены консерватории.

Сережа одет в костюм из тёмно-синей мягкой ткани, возможно, фланели, часто используемой в те времена для детской одежды. Из-под бриджей выглядывают красные чулки, являющиеся в портрете самым ярким цветовым пятном. Ноги обуты в кожаные сапожки с застёжкой на пуговицах. Таковой была повседневная одежда мальчиков из интеллигентных семей. Праздничная одежда шилась из бархата, и к костюму добавлялся кружевной воротник с бантом.

Яков

В 1895 году в консерваторию поступает третий сын – Яков: «Директору Санкт-Петербургской консерватории ИРМО сына академика ИАХ Якова Ивановича Макарова ПРОШЕНИЕ

Желая поступить в консерваторию, чтобы получить полное музыкальное образование и избирая для изучения игру на контрабасе, покорнейше прошу принять меня в число учеников консерватории. Принимая на себя обязанность соблюдать все правила, установленные для учащихся, имею честь представить следующие документы: а) метрическое свидетельство; б) медицинское о привитии оспы, вместе с копиями.

Подпись. 1895 год 19 августа.

Жительство имею: Малая Итальянская, дом №47, кв. №3».

И далее приписки: «Метрическое свидетельство с копией обратно получил 6 февраля 1896 года. Яков Макаров». «Метрическое свидетельство получил 6 сентября 1897 года. Яков Макаров». (19) На вступительном экзамене он показал следующие знания: «Слух – есть, музыкальная память – тоже, сведений по элементарной теории – мало. Принят в класс В.А. Жданова. Профессор Жданов согласен принять на стипендию Трицкого и Макарова. Подпись. 5 сентября 1895 г.». (20) В деле имеется ещё один документ: «Свидетельство №807 от 8 августа 1896 года. Дано сие сыну академика ИАХ Я.И. Макарову, православного исповедания, родившемуся 25 декабря 1874 года (по новому стилю 5 января 1875 года) для представления в Санкт-Петербургское городское по воинской повинности присутствие в удостоверение того, что он, Яков Макаров, состоит учеником консерватории с сентября 1895 года и имеет право на отсрочку по отбыванию воинской повинности до 22-х лет от роду. Инспектор консерватории (Подпись неразборчива)». (21)

Юбиляр

Имя Николая Ивановича Стояновского стоит в ряду крупнейших государственных деятелей Российской империи. (14) Он родился 31декабря 1820 года (11 января 1821 года по н.с.) в Могилёве. Из дворян. После окончания благородного пансиона в Златополье Чигиринского уезда Киевской губернии приезжает в Петербург, где учится в Императорском Училище правоведения (1837-1841). Получив диплом, начинает служебную карьеру в Сенате с чина коллежского секретаря (гражданский чин X класса в Табели о рангах, соответствовал чину армейского поручика), а заканчивает её в 1900 году в чине действительного тайного советника (чин II класса в Табеле о рангах, соответствовал генеральскому чину). За 60 лет государственной деятельности внёс заметный вклад в совершенствование российского законодательства и преобразование судебной части, за что был награждён высшими российскими и иностранными орденами. В многогранной научной, культурной и общественной деятельности Н.И. Стояновского, в связи с обозначенной темой статьи, нам важно выделить заслуги на музыкальном поприще. До 1890-х годов он состоял вице-председателем, а затем почётным членом Императорского русского музыкального общества. Вряд ли Николай Иванович стал бы заниматься вопросами музыкального образования и просвещения подданных Российской империи, не любя этот вид искусства. Немаловажную роль в формировании его музыкальных пристрастий сыграло училище правоведения. Оно было основано в 1935 году для дворян в возрасте 12-17 по идее и на средства принца Петра Ольденбургского (племянника Николая I). Училище состояло в ведомстве Министерства юстиции и готовило будущих правоведов. Вот как охарактеризовал музыкальное образование в стенах училища один из его выпускников, впоследствии известный критик В.В. Стасов: «Совсем другое дело было с музыкой. На нее у нас была просто мода. Большинство воспитанников играли на чем-нибудь, и, глядя на других, даже самые деревянные и прозаичные выбирали себе который-нибудь инструмент и ревностно хлопотали над ним. Это, конечно, всего более зависело, во-первых, от того, что наш принц очень любил музыку, много занимался ею, даже сочинял; сверх того, великим почитателем музыки был также и директор Пошман, который хотя вовсе не играл и не пел, зато у него сестра была отличная фортепианистка, и почитание музыки велось у него издавна в семье. Во-вторых, процветанию музыки в училище способствовал случай: при самом открытии училища туда сразу поступило много мальчиков и юношей, занимавшихся музыкой еще дома. Не мудрено после этого, что наше училище получило с самого же начала какую-то особенную музыкальную окраску». (15) К этому можно добавить, что один из известнейших выпускников училища — композитор П.И. Чайковский, занимался музыкой во время учёбы факультативно.

Служебная карьера Н.И. Стояновского берёт свой отсчёт с 17 июня 1841 года, а 17 июня 1891 года его чествуют по случаю 50-летия государственной службы: он удостаивается Высочайшего рескрипта – личного письма императора Александра III с выражением благодарности, получает приветственные адреса от государственных учреждений и общественных организаций. Юбилей Николай Иванович встречает в должности председателя (1884-1897) Департамента гражданских и духовных дел Государственного совета Российской империи. Департамент рассматривал юридические вопросы и дела духовного управления: формы и порядок судопроизводства; толкование и применение в судебной практике отдельных статей гражданского и уголовного законодательства; возведение в дворянство и лишение такового, дела о присвоении княжеских, графских и баронских титулов; дела о наследственных, земельных и прочих имущественных спорах, об отчуждении недвижимого имущества на государственные нужды или его передаче из государственной собственности в частные руки; об учреждении новых епархий и приходов православных и иных вероисповеданий. (16)

В связи с юбилеем заказывается и парадный портрет. Кому принадлежала инициатива — самому юбиляру или же это был правительственный заказ (как, например, в случае с картиной И.Е. Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года». 1903. ГРМ), пока не известно.

На красивом тёмно-оливковом фоне картины (Портрет Н.И. Стояновского. 1891. Холст, масло. 125,5х94,5. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург. Поступил в 1941 году из Государственного музея этнографии. Инв. № ЭРЖ-1529) мы видим поколенное изображение немолодого мужчины с благородной внешностью. На Николае Ивановиче парадная форменная одежда: чёрный мундирный фрак с бархатным воротником — художник изображает его более насыщенным тоном, жилет. На тёмной ткани ярко светятся золочёные пуговицы с государственным гербом. Особую торжественность портрету придают многочисленные награды: под фрак через правое плечо надета лента ордена Святого Владимира I степени с крестом (он на конце ленты рядом с левой рукой), а звезду ордена мы видим на груди слева вверху (она наполовину скрыта лацканом); чуть ниже находится звезда ордена Святого Александра Невского с короной и алмазными знаками (17); завершает ряд звезда ольденбургского родового ордена Заслуг Великого герцога Петера Фридриха Людвига (18); к лацкану прикреплена медаль на красной ленте «За труды по освобождению крестьян».

Н. И. Стояновский подошёл к знаменательной дате, будучи в хорошем здравии, однако, помятуя о возрасте портретируемого (71 год), Макаров подготовил кресло – позировать несколько часов кряду — дело нелёгкое. И всё-таки, на портрете мы видим героя стоящим, лишь правой рукой Стояновский слегка опирается на резную спинку. Желая показать натуру деятельную, энергичную, художник разворачивает фигуру вполоборота: чиновник как будто бы на мгновение задержался перед мольбертом и торопится вернуться к неотложным государственным делам.

Вглядываясь в лицо Н.И. Стояновского, мы отмечаем глубокий ум, твёрдую волю и в то же время «некую приятность для глаза», свидетельствующую о том, что такие нравственные категории, как «доброта», «справедливость», «человеколюбие», присущие русскому аристократу, не растеряны им на длинном пути служения законности. Некую долю романтичности облику Стояновского придаёт шкиперская бородка.

Когда создавался портрет, художник и его модель были примерно в одном возрасте (И.К. Макаров родился в 1822 году). Богатый жизненный опыт, десятилетия жизни в Петербурге, вращение в высшем свете, а значит — общий круг знакомых, высокий профессионализм в своей области, обеспечивающий известность, позволили им сблизиться. А если учесть, что в целях экономии Иван Кузьмич обустраивал под мастерскую одну из комнат в квартире, то, вероятно, Стояновский мог быть знаком с членами семьи художника и вполне объяснимо его участие в судьбе юного скрипача Серёжи Макарова.

Н.И. Стояновский после юбилея проживёт ещё девять лет и скончается 22 июля 1900 года на французском курорте Бретань. Похоронят его в Петербурге на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Портрет Н.И. Стояновского в творчестве И.К. Макарова занимает особое место. На сегодняшний день он является последней законченной картиной художника, известной исследователям. Прекрасное исполнение работы говорит о хорошей физической и творческой форме живописца.

Адреса

И.К. Макаров прожил в Петербурге 50 лет и за эти годы поменял немало адресов. Где Иван Кузьмич снимал квартиру, будучи студентом академии и после завершения учёбы – нам доподлинно не известно, но, женившись в 1863 году, молодую жену он привёз на улицу Сергиевскую (ныне ул. П.Чайковского): «По приезде в С.-Петербург, пришлось нанять просторную квартиру, весь низ двухэтажного дома в приходе Космы и Дамиана на Сергиевской улице». (22) Найденные документы подсказали новые «макаровские» адреса: в 1889 году художник с семьёй жил на улице Надеждинской (ныне ул. В. Маяковского), в 1891 году – уже на Воскресенском проспекте (ныне пр. Н. Чернышевского), а в 1895 — на Малой Итальянской (ныне ул. В. Жуковского), где и завершился земной путь академика портретной живописи: «9 апреля тихо скончался после долголетней и мучительной болезни художник Иван Кузьмич Макаров, о чём осиротевшая семья его с глубоким горем извещает родных и знакомых. Вынос тела последует 12 апреля в 9 часов утра в Александро-Невскую лавру из квартиры покойного, Малая Итальянская, 47». (23) Если посмотреть на карту современного Петербурга, то можно отметить, что перечисленные улицы находятся в одном районе (ныне Центральном), недалеко друг от друга. Можно предположить, что и в 1870-е годы семья Макаровых проживала здесь же, недалеко от Невского проспекта.

Как же решали «жилищный вопрос» петербуржцы в XIX веке? Большая часть населения снимала жильё в многоквартирных доходных домах, расселяясь в соответствии со своими возможностями. Интеллигенция и чиновники со средними доходами (а именно к этому классу относился И.К. Макаров) стремились снять 3-5 комнатную квартиру поближе к своей работе, чтобы не тратить деньги на извозчика; стоило подобное жильё в центре около 1000 рублей в год. (24) Именно на год снималась средняя квартира, а весною семья переезжала на дачу. Оставлять за собой на лето городскую квартиру могли позволить очень состоятельные горожане, большинство же осенью подыскивали себе новую, но в старом квартале, где было уже всё знакомо.

Заключение

Два прекрасных и благородных искусства – живопись и музыка – наполняли дом И.К. Макарова. Дети росли в окружении картин, запахов масляных красок и звуков рояля, скрипки, контрабаса, кларнета… Непременно устраивались домашние концерты и тогда сердца родителей – Ивана Кузьмича и Ольги Николаевны – наполнялись счастьем, ибо счастливы были дети. Пусть никто из одиннадцати наследников не стал профессиональным художником или музыкантом, главное, родители смогли дать им хорошее образование и воспитание, что обеспечило жизненный успех. А его составляющие — не только внешнее благополучие, но и внутреннее состояние человека — чистая совесть, высокая самооценка, человеческое достоинство.

Что нового в «макароведение» вносят найденные документы? В первую очередь, характеризуют творческую атмосферу, высокие духовные запросы, царившие в семье И.К. Макарова. Во-вторых, документально подтверждают даты рождения Ивана, Сергея и Якова, которые нам были известны лишь со слов И.К. Макарова-внука. В 2012 году автор этих строк пыталась отыскать метрические книги церкви Бессребреников святых Космы и Дамиана при лейб-гвардии Сапёрном батальоне, которая, по всей видимости, и была приходской для членов семьи Макаровых. Меняя адреса, Иван Кузьмич жил с 1863 года недалеко от этой церкви и скорее всего в ней крестил детей. В 1930-е годы церковь была закрыта, а позднее — разрушена. Сейчас на этом месте стоит павильон станции метро «Чернышевская». Документы, что сохранились, передали в архив. В настоящее время в ЦГИА Санкт-Петербурга в фонде №32 хранятся метрические книги из этой церкви за 1781-1827, 1918-1919 года. И всё! Книг нужного нам периода в архиве нет! В-третьих, работа над статьёй позволила обратиться к коллегам из Государственного Эрмитажа с просьбой предоставить цветное изображение «Портрета Н.И. Стояновского». Ранее картина воспроизводилась только в черно-белом варианте.

Примечания.

  1. Воронин И.Д. Саранская живописная школа. Саранск: Мордовское книжное издательство. – 1972.
  2. Босова Ж.В. Музыкальное образование в Петербурге XIX века. // Материалы ежегодной конференции по проблемам петербурговедения. 11–12 января 2003 г. URL: institute-spb.standardsite.ru
  3. Белякаева-Казанская Л.В. Силуэты музыкального Петербурга.СПб.: Издательство «Композитор. Санкт-Петербург».-2011.
  4. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.4. Д.2515.
  5. Музей истории СПб консерватории. КП.2142. Ф.475. Оп.2. Отчет С.-Петербургского отделения Императорского Русского Музыкального Общества и Консерватории за 1889-1890 год. — Санкт-Петербург.: Типо-Литография Р. Голике, 1891. — 200 с.
  6. По инв.№178159 Научно-исследовательской библиотеки СПб. Консерватории. Отчет С.-Петербургского отделения Императорского Русского Музыкального Общества и Консерватории за 1890-1891 год. — Санкт-Петербург.: Типо-Литография Р. Голике, 1892. — 200 с.
  7. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.1. Д.2517.
  8. Там же.
  9. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.6. Д.2.
  10. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российско империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802-1917. Биобиблиографический справочник. – Европейский университет в Санкт-Петербурге.-СПб.2002.
  11. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.11. Д.259.
  12. Музей истории СПб консерватории. КП 2144. Ф. 477. Оп.2. Отчет С.-Петербургского отделения Императорского Русского Музыкального Общества и Консерватории за 1891-1892 год. — Санкт-Петербург.: Типо-Литография Р. Голике, 1893. — 192 с.
  13. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.1. Д.2517.
  14. Шилов Д.Н. Государственные деятели Российско империи. Главы высших и центральных учреждений. 1802-1917. Биобиблиографический справочник. – Европейский университет в Санкт-Петербурге.-СПб.2002.
  15. Стасов В.В. Избранные сочинения: в 3 т. — М.,1952. Т. 2.
  16. https://ru.wikipedia.org/wiki/
  17. Орден определён Т.Г. Дмитриевой, ст.н с. Государственного музея А.С. Пушкина, г.Москва.
  18. Орден определён А.В. Кибовским, к.и.н., действительным членом Российской академии художеств.
  19. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.1. Д.2518
  20. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп. 6. Д.6.
  21. ЦГИА СПб. Ф.361. Оп.1. Д.2518.
  22. Макаров И.К. Записки о семье художников Макаровых. — Саранск. 1974.
  23. Там же.
  24. Юхнёва Е.Д. Петербургские доходные дома. — М.:Центрполиграф, 2008

 

Отчёт Санкт-Петербургского отделения ИРМО и консерватории за 1889-1890 г. Обложка.
Отчёт ИРМО за 1889-1890 г. В списке своекоштных учеников под № 139 указан Макаров Иван.
Отчёт ИРМО за 1890-1891 г. В списке своекоштных учеников под № 140 указан Макаров Иван.
Отчёт ИРМО за 1891-1892 г. На стр. 189 указан Макаров (Сергей), получающий стипендию Н.И. Стояновского.
И.К. Макаров. Портрет И.И. Макарова, сына художника. Конец 1880-х годов. Холст, масло. МРМИИ им. С.Д. Эрьзи. Инв. № РЖ-420. Поступил в 1971 году от И.К. Макарова-внука.
И.К. Макаров. Мальчик со скрипкой (портрет сына художника Сергея). Конец 1880-х годов. Холст, масло. ГРМ. Инв. № Ж-5536. Пост. в 1928 от А.И. Лебедевой.
И.К. Макаров. Портрет Н.И. Стояновского. 1891 год. Холст, масло. Инв. № ЭРЖ-1529. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.© Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2014. Фото П.С. Демидова.
Дом № 47 на ул. В. Жуковского (в XIX веке ул. Малая Итальянская). 2012 год. Фото Н.С. Осяниной.
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ