Н.С. Осянина, искусствовед, заведующая отделом музейной педагогики МРМИИ им. С.Д. Эрьзи. Потомки И.К. Макарова в Петербурге. Поиски наследия | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

В связи с 195-летием со дня рождения И.К. Макарова в Саранске прошли юбилейные мероприятия, в которых приняли участие потомки портретиста, живущие ныне в Москве и Петербурге. Одним из значительных событий стала персональная выставка живописных произведений Юрия Николаевича Макарова – представителя династии  в пятом поколении; в экспозицию  вошли архитектурные проекты его дочери  Марины Юрьевны и графические работы внучки  Светланы. По приглашению Юрия Николаевича в Саранск из Петербурга приехал его двоюродный брат Борис Георгиевич Макаров, который    при встрече  рассказал о себе, о том, что сохранила память о семье Макаровых:  «Я родился в Ленинграде в 1939 году. Мой отец – Георгий Кузьмич Макаров, родной внук И.К. Макарова. Во время войны  с мамой были в эвакуации, потом  вернулись в коммуналку на Владимирский проспект. Вскоре  мама умерла. В дальнейшем я жил с отцом. В доме на чердаке отец хранил несколько живописных полотен, которые согласно семейным легендам принадлежали кисти И. К. Макарова, его жены, братьев и сестёр. Часть работ вместе с рамами пошла в топку во время блокады. Из сохранившихся две картины были на библейский сюжет «Изгнание из рая»: одна законченная, другая нет. Они висели в нашей комнате друг напротив друга. Незаконченный вариант двоюродный брат Юрий Николаевич в 1970-х попросил себе на память.

Я по профессии инженер, к искусству не имел отношения, но всю жизнь меня окружали произведения искусства – старинные картины, мебель, фарфоровая посуда, бронзовые статуэтки и подсвечники, фотографии. Их собирал, реставрировал и бережно хранил отец, возможно в память о том времени, в котором жили его предки Макаровы и повинуясь чувству красоты, воспитанному в семье. Старинные вещи в 1960-1980-е годы ленинградцы часто выбрасывали на «мусорку» или же относили в комиссионку, там их и находил отец.  Кое-что я храню по сей день.

Отец  родился в 1899 году, умер в 1981-ом. Похоронен на Шуваловском кладбище. Позднее рядом с ним похоронили и его родную сестру Нонну Кузьминичну (1904-1994). Дочь Нонны Кузьминичны, моя двоюродная сестра Галина тоже живёт в Петербурге. У неё хранится икона «Спас Нерукотворный». Мы считаем, что она написана Иваном Кузьмичом».

Возникло вполне естественное желание исследователя увидеть названные произведения. Оно исполнилось в ходе командировки в Петербург в конце мая этого года.

Борис Георгиевич давно уже не живёт в родной коммуналке на Владимирском;  семья переехала в просторную квартиру  на площади Тургенева. Дом XIX века по сей день хранит аромат той эпохи. Благодаря старинным вещам он сохранился и в квартире Бориса Георгиевича. В зале я сразу же обратила внимание на увеличенную фотографию импозантного И.К. Макарова, картину «Изгнание из рая», на книжный шкаф с альбомами о художнике. Сразу же стало ясно, что прадеда здесь помнят и почитают! С большой осторожностью мы сняли картину со стены, я внимательно осмотрела лицевую и оборотную стороны, но, к сожалению,  не обнаружила никаких надписей и подписей. Видно, что картина старинная и написана в академической манере.  Но кто её автор?

Картина  (холст, масло, 62,5х80) иллюстрирует не сам момент изгнания из рая, а довольно редкий эпизод, предшествующий этому событию. Господь Бог, гуляющий в раю, ищет Адама, а найдя, по его смущению догадывается, что произошло  неладное. Господь спросил:

“Адам, где ты?” Адам ответил: “Голос Твой я услышал в раю и убоялся, потому что я наг, и скрылся”. Бог снова спросил: “Кто сказал тебе, что ты наг? Не ел ли ты плодов с дерева, от которого я запретил тебе есть?” Но Адам сказал: “Жена, которую Ты мне дал, она дала мне плод и я его ел”. В подтверждение этого Адам левой рукой показывает на Еву. Так Адам перенёс свою вину на Еву и даже на самого Бога, давшего ему жену.  И сказал Господь Еве: “Что это ты сделала?” Но и Ева вместо раскаяния ответила: “Змий соблазнил меня, и я ела”.  Тогда Господь возвестил последствия совершенного ими греха». (1)

Художники-академисты XIX века, как отечественные, так и иностранные, часто трактовали этот сюжет в духе легкого эротизма, благодаря возможности написать обнаженное тело Евы. Возьмём хотя бы произведение  французского художника Александра Кабанеля («Изгнание из рая». 1867. Частная коллекция).  В «нашей» картине автор также делает акцент на фигуре Евы. Её белоснежное тело словно излучает свет,  поза и жест рук театральны, миловидное лицо  напоминает канонический образ мадонны. Загорелое крепкое тело Адама и фигура Бога в голубых одеждах сливаются с фоном, но при этом Бог продолжает  оставаться смысловым центром полотна — лица людей обращены к нему.

Как уже говорилось выше, в семье Бориса Георгиевича хранилась ещё одна картина (незаконченная) с подобным сюжетом. Сейчас она находится в Москве у Юрия Николаевича. Будучи в гостях у него в 2012 году, я смогла  увидеть эту работу (холст, масло, 60х75,5). На ней  также нет каких-либо надписей и подписей, которые помогли бы определить автора и дату написания. Персонажи в картине всё те же, но композиция иная. Автором запечатлено первое мгновение встречи людей с Богом после грехопадения: ещё не заданы вопросы, ещё не поднята Адамом рука в указующем жесте. Здесь уже в центре внимания Адам, взгляды Бога и Евы обращены к нему. У Адама  безвольное тело с неразвитой мускулатурой, оно всё поникло к земле, как сорванное растение. Обращают на себя лица и причёски Адама и Евы: библейские герои словно списаны с конкретных  жителей Петербурга второй половины XIX века. Облик первых людей далёк от библейского канона. У мужчины лицо и руки прописаны более тёмным цветом по сравнению с телом. Создаётся впечатление, что они были открыты солнцу и загорели. Реалистично, но не канонично. Возможно, образы создавались на основе натурных зарисовок. Работа остановилась на этапе подмалёвка, в дальнейшем все несоответствия были бы убраны.

Итак, потомки называют оба полотна  «Изгнание из рая». По поводу авторства мнения разнятся: упоминается Иван Кузьмич или же его супруга Ольга Николаевна. Обратимся к воспоминаниям И.К. Макарова-внука: «Ольга Николаевна до конца жизни успешно занималась живописью. Художница бабушка Ольга пополнила макаровскую династию живописцев. В последней квартире на Шлиссельбургском проспекте сохранились её первые копии старых мастеров – я запомнил два названия – «Сотворение Евы» и  «Изгнание из рая», другие уже не помню. Эти две названные работы случайно сохранились у моего брата Георгия Кузьмича в Ленинграде». (2) Скорее всего, незаконченная картина и есть «Сотворение Евы». Книга Бытия повествует: «…Для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа».(3) Адам на картине ещё спит (этим объясняется его поза), но  через мгновение он пробудится и увидит красавицу Еву.

Оставляя гостеприимный дом Макаровых, я уносила двоякое чувство: радости — от того, что встреча с прошлым этой семьи состоялось, тревоги —  от понимания сложности установления автора картин. Но это чувство вскоре было вытеснено новыми впечатлениями от прекрасных видов исторического центра Петербурга, увиденных из окна автобуса маршрута №22. Мы с Борисом Георгиевичем ехали к Таврическому саду, в гости к его двоюродной сестре Галине Николаевне.

И вновь старинный дом с парадным и чёрным входами, коммунальная квартира с высокими потолками и поскрипывающим паркетом. Петербургская классика. Нас встретила милая, разговорчивая хозяйка, которая с порога начала журить за опоздание. Борису Георгиевичу пришлось объяснять, что ждали автобус, что на Невском, как всегда, пробка, и что Галина, в последние годы мало выходящая из дома, не представляет, как трудно передвигаться по центру.  Я слушала их и смотрела на Спаса, который смотрел на меня.

Галина Николаевна Кулеша родилась в 1934 году в г. Георгиевск Ставропольского края. Вместе с матерью Нонной Кузьминичной (внучкой И.К. Макарова) в 1952 году переехала в Ленинград. Галина Николаевна вспоминает:       «Вначале жили у Георгия Кузьмича и Бориса, затем получили свою комнату.   Когда приехали в Ленинград, захотели навестить могилу И.К. и О.Н. Макаровых на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Могила была приметной, так как на ней стояла чугунная ажурная часовня. Но мы могилы не нашли! Когда она исчезла, Георгий Кузьмич сказать не мог.     Всю жизнь нам взрослые внушали, чтобы мы о своём дворянском происхождении забыли, нигде не упоминали. О прадеде-академике, который писал царей и цариц, тоже говорили шёпотом». На мой вопрос, почему многие «Кузьмичи» связаны с Кавказом, Галина Николаевна ответила: «Да потому, что наш дед, Кузьма Иванович Макаров вместе с женой Екатериной Ивановной Александровской после революции жил на Кавказе и в Краснодарском крае. Подальше от столиц. Умерли в 1933 году в Краснодарском крае во время эпидемии тропической малярии. Их дети Иван, Николай, моя мать Нонна, жили в тех краях. Георгий в 1930-е годы уехал в Ленинград».

Самым ценным свидетельством принадлежности Галина Николаевны к роду Макаровых является икона «Спас Нерукотворный», которую им с матерью передала в 1950-е родственница Татьяна Ивановна Быстрова. Кем она им доводилась, Галина Николаевна сейчас уже не помнит. (Может быть, дочь И.И. Макарова?) Образ написан на стекле и оформлен в багетную золотую раму. Галина Николаевна разрешила сфотографировать работу, но категорически отказалась снимать её со стены. Поэтому внимательно рассмотреть произведение не удалось.  Галина Николаевна точно не знает, кто написал икону – Иван Кузьмич или Ольга Николаевна. Для неё это не важно, главное – это «макаровский» Спас. В самом деле, это иконографический тип, созданный в 1885 году И.К. Макаровым. Об этом пишет Т.Г. Дмитриева: «…Удалось выяснить, что образы Спаса Нерукотворного и святой царицы Александры являлись частью одного заказа, над которым художник работал с 1885 года. Спас Нерукотворный был представлен на выставке в Соляном городке весной 1886 года и стал предметом дискуссий. Одни его превозносили, другие хулили.  Одно то, что образ не оставлял никого равнодушным, на наш взгляд свидетельствует о том, что он является самостоятельным оригинальным произведением художника. Этому посвящен глубокий очерк Я.П. Полонского». (4) Приведу пару цитат из статьи  Я.П. Полонского, русского литератора и поэта, который имел счастье видеть подлинник: «Таланта мало, чтоб написать такой образ, нужно глубоко религиозное чувство. Есть один старый стих: «умей заплакать сам, чтобы плакать нас заставить…», «Умей же сам молиться, чтобы заставить молиться кого бы то ни было». Есть картины, на которые смотришь с наслаждением, на образ Макарова иначе нельзя смотреть как с благоговением…» (5) Далее Я.П. Полонский описывает само произведение: «На полотне нет складок, так как по преданию оно было наклеено на доску из негниющего дерева; на голове нет тернового венка и в лице нет следов мучительной пытки. Полотно как бы вставлено в раму в восточном вкусе, перед рамой внизу неугасаемая лампадка и пальмовая сухая ветвь. Лицо Христа написано без всяких следов кисти (или, как говорят, помазков), точно оно само собой отразилось на полотне. Оно несколько туманно и как бы расплывается в неясных очертаниях, что нисколько не мешает его рельефности. Оно становится тем живее и рельефнее, чем дольше в него всматриваешься.

Что касается до правильности очертания головы или ея рисунка, то многие справедливо замечают, что линия, очерчивающая темя, слишком высока, т.е. мы видим голову так, как могли бы видеть ее только при наклонном положении лица Спасителя и это единственный недостаток образа, заметный немногим строгим рисовальщикам, но нисколько не вредящий впечатлению». (6) Спас  И.К. Макарова до сегодняшнего дня не сохранился, во всяком случае, нам он не известен. Нет даже его фотографии. Но сохранилась копия, которая появилась в 2011 году на торгах Российского аукционного дома. (7) Она написана в 1891 году на фарфоре некой О.Т. Олферьевой с оригинала И.К. Макарова и под его руководством исправлена. Полагаясь на копию и описание Полонского, можно составить представление о подлиннике. Сравнивая изображения копии и работы, которая хранится у Галины Николаевны, можно увидеть большое сходство, но в то же время, видны и отличия. В частности, у найденного Спаса более мягкие черты лица, менее пронзительный взгляд, по-другому написаны пряди волос. Вероятнее всего, у потомков сохранился один из Спасов, написанных О. Н. Макаровой. Обратимся снова к воспоминаниям И.К. Макарова-внука: «Ещё при жизни деда бабушка начала писать картины религиозного содержания, копировала его «Нерукотворного Спаса» и дарила своим детям по мере того, как они, оперившись, покидали родное гнездо, а также многим родственникам и друзьям». (8) И далее,  вспоминая свои детские годы и родной дом в Саранске, он пишет: «… Здесь был обязательный во всех семьях Макаровых «Нерукотворный Спас» — икона, написанная однажды в 1855 году дедом Иваном Кузьмичом и повторенная потом моей бабушкой Ольгой Николаевной в десятке копий. Такая копия была и у нас». (9) Как мы видим, Иван Кузьмич указывает 1855-й как год создания Спаса Нерукотворного. Кроме  воспоминаний других подтверждений этой даты нет, поэтому мы склоняемся к 1885 году.

Благодаря доброй памяти об И.К. Макарове, его потомки сохранили работы до сегодняшнего дня. Академик Д.С. Лихачёв писал: «Память – преодоление времени, преодоление смерти. Принято примитивно делить время на прошедшее, настоящее и будущее. Но благодаря памяти прошедшее входит в настоящее, а будущее как бы предугадывается настоящим, соединённым с прошедшим». (10) Хотелось бы надеяться, что найденные работы в будущем  органично войдут в «макароведение», будут всесторонне изучены и исследованы музейными сотрудниками.

Примечания.

  1. Бытие (Первая книга Моисеева). Глава 3.
  2. Макаров И.К. Записки о семье художников Макаровых. — Саранск. 1974. – С. 79.
  3. Бытие (Первая книга Моисеева). Глава 2.
  4. Дмитриева Т.Г. Иван Кузьмич Макаров. Новые материалы. – Статья на сайте МРМИИ им. С.Д. Эрьзи. http://erzia-museum.ru
  5. Полонский Я.П. Образ Спаса Нерукотворного И. Макарова // Нива. Иллюстрированный журнал литературы и современной жизни. -1885. № 14. — С. 366-367
  6. Там же.
  7. Информация предоставлена Т.Г. Дмитриевой.
  8. Макаров И.К. Записки о семье художников Макаровых. — Саранск. 1974. – С. 80
  9. Там же. – С. 152
  10. Лихачёв Д.С. Письма о добром и прекрасном. – Москва. 1989. – С.199
1. Б.Г. Макаров
2. Неизвестный автор. Изгнание из рая. Холст, масло.
3. А. Кабанель. Изгнание Евы и Адама из рая. 1867.
4. Неизвестный автор. Сотворение Евы. Холст, масло. 60х75,5
5. Галина Николаевна и Борис Георгиевич
6. Интерьер квартиры Галины Николаевны со Спасом Нерукотворным
7. Каталог Российского аукционного дома. 2011.
8. Сравнение трёх изображений Спаса Нерукотворного. В центре чёрно-белое изображение работы И.К. Макарова
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ