В.Б. Махаев. Вокруг света с фотокамерой. Интервью с саранским фотохудожником Валентином Крайновым. | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

крайно

Валентина Сергеевича Крайнова называют патриархом фотографии. Саранский фотохудожник родился в 1929 году в деревне Варваровка Саранского уезда (ныне Ромодановского района Республики Мордовия). Детство и юность он провел в Саранске. В 1940-е годы работал электриком, занимался в аэроклубе. Окончил Саранское музыкальное, а затем Ленинградское военно-морское училище. Служил на торпедном катере в Севастополе. Окончил исторический факультет и аспирантуру Мордовского университета. Работал директором музыкальной школы в Саранске, директором исторического музея в Батурине (Украина), в министерстве культуры МАССР. Валентин Крайнов фотографирует Саранск с середины 1940-х годов, методично фиксируя все события городской жизни, каждое изменение его архитектурного облика. Городские пейзажи, портреты известных горожан, а также живописные виды городов, сел, монастырей Мордовии, выполненные Валентином Крайновым, были опубликованы в более чем 100 фотоальбомах. Он страстно увлекается путешествиями и объехал многие страны мира.

В.М.: -19 августа 1831 года французский химик Луи Дагер запатентовал метод закрепления изображения на чувствительной пластинке. Этот метод вскоре был назван дагеротипией. С 2009 года эту дату отмечают как Всемирный день фотографии. Мы отмечаем этот праздник в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств имени С.Д. Эрьзи, который давно стал площадкой для демонстрации произведений фотографического искусства. И сейчас, в августе 2020 года, в нашем музее демонстрируется замечательная выставка фронтового фотожурналиста Евгения Халдея. А поговорить о фотографии мы пригласили известного саранского фотографа, краеведа, путешественника Валентина Сергеевича Крайнова.

Его не нужно представлять широкому зрителю, потому что он хорошо известен и любим многими нашими горожанами. Известен он как многолетний фото-летописец, запечатлевший наш город. Валентин Сергеевич снимает Саранск семь с половиной десятилетий. Я не оговорился, в прошлом году, к 90-летию Валентина Сергеевича была издана его очередная книжка «Саранская фотолетопись». В этом альбоме мы видим замечательную подборку, рассказывающую о городе, его архитектуре, горожанах, как известных личностях, так и рядовых жителях. И сегодня речь пойдет о нашем городе и о зарубежных фото-путешествиях Валентина Сергеевича. На большом экране за нами демонстрируются фотографии, которые он сделал в своих многочисленных поездках. Но первый вопрос, который я хочу задать Валентину Сергеевичу, вот какой. Уважаемый Валентин Сергеевич, а как вы стали фотографом? Ведь это были очень тяжелые военные годы. Может быть, у вас был какой-тот наставник из среды профессиональных фотографов?

В.К.: -Я начал фотографировать с 1943 года. И с тех пор с фотоаппаратом я никогда не расставался. В то время, когда я начал снимать, популярным советским аппаратом был «Фотокор», очень тяжелый и громоздкий, с деревянными треногами и выдвижным объективом. Для съемки накрывались черным покрывалом, надо было навести резкость изображения на матовой пластинке, причем изображение было перевернуто вверх ногами. Затем надо было вставить фотопластинку для съемки. И вот ты нажимаешь на спуск, затем вытаскиваешь пластинку, укладываешь ее в кассету, которая лежит в сумке. И все это с собой носишь, каждый раз расставляешь, когда нужно снимать. Почему я в 1943 году, когда мне было 14 лет, захотел фотографировать? Точно я сейчас не вспомню. Захотелось мне фотографировать, вот и все! Ни у кого я не спрашивал советов, и примера никакого у меня перед глазами не было. В последние годы войны я стал работать фотографом, вот тогда я уже стал общаться с профессиональными фотографами, спрашивал у них советы. Иногда они мне наливали химикаты, которые им уже не были нужны. И обрывки фотобумаги я у них брал. Поначалу я пользовался тем, что у них оставалось.

Потом стали продаваться немецкие пленочные фотоаппараты. На одной катушке было 36 кадров. При съемке ошибиться было нельзя, если композиция была нарушена, что-то сделал нет так, ты понимал, что кадр пропал.

Но для того, чтобы фотографировать, требовались хоть какие-то художественные навыки. Я стал знакомиться с местными художниками, поступил в художественную школу. Было военное время, и мы делали копии с карикатур Кукрыниксов, развешивали их по городу. Рисовали карикатуры на Гитлера, Геббельса и прочих. Так мы участвовали в пропаганде. Но дальше третьего класса мое рисование не пошло. Как-то состоялась выставка, где были рисунки учеников на свободные темы, я их посмотрел, и понял, что сам так никогда не смогу сделать и бросил художественную школу. Но то, что художники говорили нам о композиции, тональности, цвете, у меня отложилось.

В.М.: -Детская художественная школа привила вам первые навыки рисования и представления о красоте. Ваша семья богатой не была, квартиру вы снимали, с уходом отца на фронт бедность усугубилась. Фотоаппарат был дорогим удовольствием, вы могли приобрести его в магазине, чтобы постоянно пользоваться?

В.К.: -Когда отца убили в боях под Сталинградом, мы продали всю его одежду, и я купил фотоаппарат. Тогда в магазинах они свободно продавались.

В.М.: -И с тех пор, где бы вы ни были, всегда с собой у вас была фотокамера. Я знаю, что вы были профессиональным туристом, водили группы по Карелии, сами объехали весь Советский Союз в 1960-1970-е годы. Для ваших многочисленных поездок по стране требовалось быть подвижным, выносливым и неприхотливым. А как вам пришла мысль в голову съездить за рубеж и какая это была первая страна?

В.К.: -Поначалу желание-то было, но никакой возможности не было. Ведь был «железный занавес», который немного приоткрывался в сторону социалистических стран. Поэтому первая моя зарубежная поездка состоялась в Болгарию. Как были широко открыты мои глаза! Мне все казалось интересным: и природа, и море, и пейзажи, и люди, – буквально все! Но сколько строгих комиссий нужно было пройти, чтобы тебя допустили к поездке!

В.М.: -Я знаю, что когда вы приезжали домой, то делились своими яркими впечатлениями с горожанами, выступали перед общественностью, показывали экзотические виды зарубежья. Вы показывали ленские прииски и соловецкие погосты, индийских йогов и неприкасаемых, жалких бомбейских рикш и грациозных венецианских гондольеров, величественные римские дворцы и великолепные саксонские курорты, веселый татарский сабантуй и прелестные рязанские околицы.

В.К.: -Я был членом общества «Знание», постоянно выступал в клубах, на заводах, в учебных заведениях. Меня часто просили выступить, потому что я хорошо владел языком рассказчика, и я ведь был почти единственным, кто постоянно ездил за рубеж. Сначала Болгария! Затем Италия! Далее Индия! Я тогда не думал, что фотографирование достопримечательностей станет моей профессией, я снимал только для себя и только то, что мне нравилось. Но что делать со снимками, когда их скапливается не одна сотня? Когда один мой друг выкладывал пачками свои снимки, я спрашивал у него: что это? где это? кто это? А он не мог ответить, потому что уже все забыл. Я тогда решил все фиксировать, надписывать и раскладывать в альбомы. Так у меня собралось больше ста альбомов. Я не хочу, чтобы моя работа пропала и несколько лет назад решил передать их в государственный архив.

В.М.: -Валентин Сергеевич, вы объехали весь мир, если перечислять страны по алфавиту, то список начнется Австралией и завершится Японией. Сколько городов вы увидели, сколько стран посетили?

В.К.: -Я запечатлел 226 городов и 64 страны. Я многое увидел и многое отснял. Для себя я ответил на волновавшие меня вопросы о разных странах и городах, на которые не находил ответа дома. А сегодня я могу на каждый вопрос о чем угодно – о дальних странах, природе, океане, море, лесе, людях, детях – ответить своей фотографией. И подтвердить своими фотографиями. Я могу почти на каждый вопрос ответить, открыв один из своих альбомов.

В.М.: -Валентин Сергеевич, мы слышали ваши рассказы о свадебной церемонии в императорском дворце в Токио, плавающих островах на озере Титикака, Столовой горе и Мысе доброй надежды в Кейптауне, таинственном городе инков Мачу-Пикчу и километровых рисунках на плато Наска. Они неизменно вызывают искренний восторг зрителей. А какая страна запомнилась больше всего, расскажите о самой экзотической своей поездке.

В.К.: -Одна из многих экзотических стран, где мне довелось побывать, – государство Перу. Это южноамериканская страна, я даже не предполагал, насколько там интересно. Я бы условно поделил Перу на три части. Первая часть страны – это пустыня, вторая горы и третья джунгли. Вспоминаю, как мы пересекали пустынную часть страны. С недоумением я узнал, что у местных жителей нет паспортов. В местных селениях почти нет воды, ее качают с больших глубин и она очень дорогая. Но здесь встречаются очень интересные частные музеи, в которых хранятся золотые изделия, найденные археологами. Хранятся также любопытные исторические документы. Не могу забыть красивейшую достопримечательность «Парк 13 фонтанов». Каждый из них своеобразен, но один из них произвел сильнейшее впечатление: на брызгах воды проецируются видеокадры балета «Щелкунчик» П.И. Чайковского. В центральной части страны простирается пустыня Наска. Конечно, ранее я слышал о ней, но не думал, что сам окажусь в этом фантастическом месте. Вот мы садимся на самолет, я, как всегда, пристраиваюсь у иллюминатора с фотоаппаратом. Самолет специально для обзора местности делает виражи то влево, то вправо. Это совершенно голая пустыня, где нет ни жилья, ни дорог, и археологи здесь никогда не находили строений. И сверху я вижу, что вдаль на многие километры уходят какие-то трассы, как будто взлетные полосы для самолетов в аэропортах. Какие-то дорожки и полосы странно пересекаются, очерчивают контуры фантастических существ. И это я увидел и снял с самолета!

И горная часть страны, тоже очень интересная. Запомнилась поездка на озеро Титикака. Там все построено из тростника, и целое племя живет в тростниковых хижинах, городком это нельзя назвать, потому что они плавают по воде. В домиках живут большие семьи, все поколения от дедушек и родителей до внуков и правнуков. Я это увидел и свои впечатления сохранил на фотографиях. Как же это интересно!

Или вспоминаю полет на остров Пасхи, который принадлежит Чили. От континентальной части надо лететь на самолете пять часов до острова в Тихом океане. Этот остров заселен скульптурами, всего их больше семисот. Меня заинтересовали стоящие у моря на неровном рельефе пятнадцать совершенно разных скульптур. И что удивительно, даже ученые не поймут: почему скульптуры стоят затылком к океану? Можно ведь было поставить их лицом к воде, к предполагаемому врагу, чтобы они смотрели на возможную опасность, предупреждали бы и оберегали островитян. Для чего же они поставлены? Об этом думал Тур Хейердал, и мы прошли по его стопам с теми же вопросами.

В.М.: -Валентин Сергеевич, вы снимаете не только архитектуру, но и людей, расскажите, какой народ показался вам наиболее интересным, оригинальным, необычным?

В.К.: -У меня в альбомах собраны фотографии по разделам: природа стран мира, города стран мира, дети стран мира и т.д. Если говорить о людях, нельзя сказать, кто интереснее, потому что каждый раз видишь совершенно другой, непохожий на нас тип людей, обитающих в другом климате, носящих другую одежду, разговаривающих на непонятном языке. Как не похож один народ на другой, вот что удивляет!

В.М.: -Валентин Сергеевич, вы повидали храмы разных народов. Какой собор произвел на вас наибольшее впечатление?

В.К.: -Когда у нас была возрождена епархия, я обратился к митрополиту Варсонофию с предложением отснять все старые и новые храмы, все монастыри республики. Я хотел подарить епархии виды всего церковного наследства, сохранившегося в советское время. Как оно выглядело на момент передачи церкви. Я предчувствовал, что вскоре все очень сильно изменится, многое восстановят, возведут новые красивые храмы. Я восемь лет ездил по Мордовии, снимая храмы и монастыри, жил среди монахов. Поэтому я хорошо знаю наши храмы. А из зарубежных я бы выделил знаменитый храм в Испании, в городе Барселона – Собор Святого Семейства, который строят уже целое столетие. Его автор архитектор Антонио Гауди решился строить на свои деньги, на деньги жертвователей, которые пришлось собирать у населения, среди единомышленников. Поэтому его еще не построили до конца. При этом он настолько оригинален по архитектуре, что другого такого в мире нет.

В.М.: -Валентин Сергеевич, вы снимали и природу, самую экзотическую, ландшафты северных, южных и экваториальных стран. А в какой природной среде вам хотелось бы остаться жить?

В.К.: -Мне все время слушатели и зрители задают этот вопрос, и все очень удивляются, когда я говорю, что хочу жить только в Саранске. Почему же, ведь столько существует в мире есть экзотических стран! А я говорю в ответ: наводнений у нас нет, ураганов здесь нет, пожаров и землетрясений нет,

В.М.: -и плохих людей у нас нет…

В.К.: -и плохих людей нет, и стрельбы никакой не будет. Когда я возвращаюсь издалека домой, в свою квартиру, я спокойно делаю все, что хочу, зная, что ничего плохого вокруг не случится. Иногда я пересматриваю свои альбомы и думаю: там, где я когда-то был, вчера случилось наводнение, а вот здесь сегодня трясется земля. А Саранск не трясет!

В.М.: -Валентин Сергеевич, вас называют саранским летописцем. Я знаю, что сейчас вы работаете над фото-энциклопедией города, очень важным для всех горожан интересующихся историей проектом. По вашим снимкам виден не просто какой-то этап развития города. Вы прослеживаете практически за каждым зданием, как оно закладывается, возводится, живет на пользу и радость людям, стареет и ветшает, в конце концов, как оно разрушается от времени и исчезает. По вашим фотографиям видно, как расширяются площади и улицы, как город раздвигает свои границы. Наш город всегда находится в изменении, в непрекращающейся динамике, а вы документируете городскую историю год за годом. Жизнь на ваших городских пейзажах предстает перманентной перестройкой, которая никак не закончится.

В.К.: -Это очень интересная тема. Но я бы хотел вспомнить, что делал такие снимки, которые никто не мог сделать. Например, когда я учился в аэроклубе, я летал один над городом и фотографировал его с самолета. Одной рукой я держал штурвал, а другой снимал кварталы и улицы. Это было не просто рискованно и опасно, но совершенно безысходно для меня. Если бы увидели, что я снимаю, если бы даже услышали, что я снимаю город сверху, то меня посчитали бы за шпиона, меня бы давно не было. Ведь тогда все производства, все заводы, даже сам план города – буквально все было засекречено, почти все являлось государственной тайной. Но для меня это было очень интересно! Я фотографировал городские улицы, которых сейчас уже нет, я фотографировал людей, которых сейчас уже нет. У меня восемь альбомов одних портретов. Знаменитых людей Саранска, начиная с краеведа Ивана Дмитриевича Воронина, мы с ним были друзья. Помню, он говорил мне: «Валентин Сергеевич, я только что пришел с заседания горсовета, где постановили снести еще одно старое здание! Ну, неужели у нас в Саранске нет места, чтобы строить новые здания?» Я снимаю дома, которые находятся под угрозой сноса, особенно старюсь зафиксировать исторические памятники. Даже сегодня идешь по улице и не видишь здания, которое еще месяц тому назад стояло на этом месте. Его уже нет, умудрились снести! Через полгода прохожу, где были развалины – а на этом месте уже построили новый дом! От старого Саранска осталось одно название.

В.М.: -Валентин Сергеевич, но ваша заслуга заключается в том, что старый город остается на снимках. Вы делаете громадной важности дело, фиксируя визуальный образ нашего города.

В.К.: -Я снимал мост, который соединил Саранск с пригородным селом Посоп в 1912 году. Его построили в честь 100-летия победы над Наполеоном. Но для того, чтобы снять надпись, об этом говорящую, мне пришлось зайти в воду. После строительства стадиона «Мордовия-арена» к Чемпионату мира по футболу 2018 года, мост выкрасили, и надписи уже почти не видно. Но это же памятник инженерного искусства. Люди идут на стадион и не знают этого, не понимают его ценности. Надо сделать памятную табличку, знак, который рассказывал бы об этом. Меня всегда неприятно удивляет военкомат на улице Московской, бывший особняк купцов Кубанцевых. Раньше там даже памятная доска висела. Но один флигель сломали, а после строительства на его месте громадного корпуса все вместе покрасили в дикий, яркий красный цвет. И вот так шаг за шагом шло разрушение старого города.

В.М.: -Какой-то резон можно найти в действиях советских и современных властей. Чиновники пытаются город обновить, сделать его современным, устремленным в будущее. Но, конечно, очень плохо, что мы утратили всю архитектурную старину, всю городскую историю.

В.К.: -Ко многим руководителям я обращался с этими вопросами. Например, у нас в городе есть главная площадь – Советская. Но это ведь тоже памятное место, здесь в 1641 году была построена саранская крепость. Почему бы на площади не сделать памятный символ, например, показать три военных сословия, которые строили деревянный Саранск в XVII веке – стрельцов, казаков и пушкарей. Обязательно с пояснением о роли крепости в истории нашего государства. Оказавшиеся на площади люди все это увидят, запомнят и будут знать свою историю. Они станут ее уважать. И экскурсии должны начинаться именно отсюда, где город зародился.

В.М.: -В качестве аргумента вы показываете чиновникам свои снимки зарубежных городов, где уважается история и культура. Вы показываете, как умеют охранять историческую среду, памятники истории, связанные с созидательной или героической деятельностью крупных личностей.

В.К.: -Конечно, в каждом историческом городе туристам обязательно показывают исторические достопримечательности. Наиболее ценные памятники стоят столетиями, их не меняют, ничего не перестраивают, даже красят в первоначальный цвет фасады. Изменения, новшества возможны только внутри, при строгом согласовании с историей, она не должна быть нарушена. А у нас мемориальные доски снимают, здание перестраивают, и даже в министерствах ничего об этом не знают. Я спрашиваю ответственных людей: как же под вашим носом такое совершается?

В.М.: -К сожалению, наша культура финансируется по остаточному принципу, и мы видим вместо бережной реставрации одни варварские разрушения.

В.К.: -Вместо дореволюционной старины охраняют советскую эпоху. Но к ней можно адресовать много вопросов. В Саранске есть памятник продотрядовцам, которые по сути, были грабителями, отнимавшими у крестьян продовольствие. В 1919 году им поставили памятник в центре города, потом мемориал перенесли на улицу Московскую, в 1977 году поставили большой памятник. Сергей Борисович Бахмустов не любил большевиков, поэтому памятник высмеял, он говорил, что у двух бойцов три головных убора. Но тогда была такая традиция – ставить шлем или фуражку погибшего на надгробие, в этом нет отклонения от исторической правды.

В.М.: -Вот поэтому надо знать историю своего города, своего края, чтобы охранять ее и не допускать искажения. Иначе можно быстро превратиться в иванов, которые родства уже не помнят.

В.К.: -Поэтому и нужна книга о городе, я назвал ее историко-краеведческая энциклопедия Саранска в фотографиях. В книгу я планирую поместить 2 500 снимков. Хотя дизайнеры говорят, что такое количество ни в какую книгу не войдет. Но я хочу вместить как можно больше, потому что каждый снимок со временем становится документом, который многое может рассказать. Когда я слышу научные дискуссии на исторические темы, я хочу спорщикам показать фотографии, которые могут точно сказать, что было на самом деле. Фотографии – это самое точное доказательство

В.М.: -Мы знаем, насколько вы плодотворно работаете. Кажется, не существует никаких препятствий для реализации ваших замечательных планов. Вы неоднократно выставлялись в саранских музейных залах со своими фотографиями. В 2018 году показали свою выставку «Как прекрасен этот мир» в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств имени С.Д. Эрьзи. Весной 2019 года зрители увидели фотосерию «Народы мира» на республиканской выставке «Фотомания». В те же дни открылась ваша персональная выставка в выставочном зале Государственного архива Республики Мордовия. Хочется пожелать, чтобы все ваши планы, а они всегда у вас большие, были реализованы.

В.К.: -Спасибо большое. Я буду очень рад, если читатели увидят старый и новый Саранск в моих фотографиях.

В.М.: -Дорогой Валентин Сергеевич! Спасибо за разговор, поздравляем вас и всех любителей и профессионалов, знатоков и ценителей фотографии с Международным днем фотографии!

Интервью провел Виктор Махаев

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ