Выставка Юлии Алмаметовой в МРМИИ им. С.Д. Эрьзи | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

Публикации

В.Б. Махаев, кандидат искусствоведения

В ноябре 2018 года в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств имени С.Д. Эрьзи состоялась выставка «Святая, как хлеб, деревенька моя…» Ее автор – молодой петербургский фотограф Юлия Алмаметова. Замечательная экспозиция стала частью выставочного проекта главного музея Мордовии, посвященного образам российской провинции, созданным фотомастерами в разные годы. Проект начался выставкой Георгия Скворцова «Краснослободск и окрестности в 1930-1960-е годы», продолжится выставкой, показывающей архитектурные памятники Мещеры XVIII века, и выставкой работ современных саранских фотографов.

алмаметова 8

Юлия Алмаметова родилась в Зубово-Полянском районе Мордовии, в поселке Ширингуши. Известен он как старинный промышленный центр, а история его такова. В 1726 году на восточной окраине Тамбовской губернии на реке Вад предприниматели Миляковы заложили парусную фабрику, на которой работали крепостные крестьяне. В XIX веке в Ширингушах выпускали солдатское сукно, в 1918 году фабрику национализировали, а через десять лет село стало посёлком городского типа. В середине прошлого века фабрика ежегодно производила два миллиона метров сукна, поэтому в Мордовской АССР был выделен Ширингушский сельский район. В начале 1990-х здесь, как и повсюду в нашей провинции, наступил хозяйственный крах: две фабрики и маслозавод были закрыты, объявленные «объектами культурного наследия» корпуса стали разваливаться, район расформирован, и Ширингуши вновь стали селом. Лесничество, средняя школа и интернат – вот и всё, что осталось от некогда процветавшего промышленного посёлка. Его население стало редеть и стареть, в поисках лучшей доли работоспособные жители потянулись в города, в столицу.

Когда Юле исполнилось четыре года, её семья переехала в Санкт-Петербург, в родное село приезжали теперь только летом, в отпуск и на каникулы. Здесь остались жить бабушка, работавшая когда-то на перчаточной фабрике, дядя и двоюродные братья. Мама, Татьяна Ивановна Батунова и отец, Равиль Ахметшеевич Чукашкин – люди рабочие, с детства приученные к физическому труду, далекому от искусства и художества. Перебравшись в Петербург, родители устроились на крупный завод, отец плотником, мама – в охране. В северной столице Юлия получила два высших образования, овладев профессиями социального работника и педагога.

Город на Неве вдохновил чуткую ко всему прекрасному Юлию своей культурой, творческой средой, она увлеклась фотографией и в 2008 году пришла в фотошколу «Смена». Сегодня в Петербурге активно работает более пятидесяти фотошкол, у каждой свой творческий профиль. Фотошкола «Смена» хорошо известна в Петербурге, многие её выпускники поступили на фотофакультеты столичных вузов, стали мастерами художественной фотографии или фотожурналистики, сегодня это известные мастера. В Петербурге немало выдающихся фотографов, работающих в самых разных жанрах – от городского пейзажа до социального репортажа.

Отец в свое время увлекался фотолюбительством и Юле он подарил полароид и плёночную камеру. Когда все сошли с ума от первых цифровых камер и плоттеров, мгновенно печатающих снимки, Юлия захотела снимать аналоговой камерой на пленку и научиться печатать фотоснимки вручную – как в старое доброе время. Каждое занятие в фотошколе приносило всё новые открытия. Здесь она нашла притягательную творческую среду. Её педагоги Александр Иванов и Мария Белявская привили начинающему фотографу не только практические навыки, но и творческое отношение к миру. Ездила Юлия на фотокурсы и в Москву. Увлеченная творчеством Юлия смогла найти своё истинное призвание. Работая десять лет воспитателем детского сада, Юлия фотографировала детишек. Так сложилась первая серия ее фоторабот. Но она рискнула отставить профессию, подтвержденную дипломом и опытом работы.

В настоящее время она практикующий фотограф, работающий в разных жанрах, член профессиональных фотоклубов «Акцент-Фото» и «Просто фотоклуб», творческой мастерской Марии Белявской. Кстати, Алмаметова – это творческий псевдоним Юлии, она взяла старинную татарскую фамилию прадедушки по отцовской линии.

В 2013 году началась активная экспозиционная жизнь. Работы Юлии Алмаметовой экспонировались на многочисленных коллективных выставках. Она участвовала в выставках, которые были устроены в Петербурге: «Квартирка» (2013), в библиотека им. Герцена (2013, 2015), «Коты» (2014), «Свой взгляд» в ДК Суздальский (2014), «Крупный план», «Питер Фото Фест 2014» (2014), «Фотоохота» на эко-лофте «More Place» (2015), «Блики» в Елагиноостровском дворце (2015), в фотогалерее «Рахманинов дворик» (2016), «Ивановщина» (2016), «Я не слыхал рассказов Оссиана…» (2017), «Помнишь ли ты Монрепо?» (2018). В 2015 году она выставлялась в Нарве, а в 2018 году в музее-заповеднике Старая Ладога.

Виды Ширингушей были подготовлены Юлией Алмаметовой весной 2018 года. В мае того же года эта серия была показана в петербургском «Доме национальностей», выставка прошла по инициативе «Фонда поддержки и развития мордовской культуры в Санкт-Петербурге и Ленинградской области «Шумбрат».

Фотовыставка «Святая, как хлеб, деревенька моя…» включает 35 снимков, сделанных на малой родине. Незамысловатая жизнь посёлка Ширингуши, будни и праздники его жителей становятся источником творческого вдохновения фотографа. Автор с трепетным вниманием всматривается в знакомые с детства и горячо любимые картины природы, улочки и дворики, как бы прослеживая их неизбежные изменения в череде лет. Фотохудожник находит близких и дорогих её сердцу людей, показывает их в повседневных ситуациях и естественной атмосфере, не приукрашивая, а лишь подчеркивая мизансцену. Теплые детские воспоминания о счастливых мгновениях не остаются за кадром, они согревают каждый снимок особым светом. На открытии выставки присутствовали земляки, родные питерского фотохудожника, жители Ширингушей и села Кочетовка, откуда родом отец Юли.

Лишенные цветного гламура черно-белые фотографии выразительны по сдержанной пластике и материальны по фактуре. Люди на фотографиях Юлии Алмаметовой не надевают маски, чтобы показаться более привлекательными – они не живут напоказ. Это правдивая фотография, для которой главное не сочиненная, а естественная реальность. Поселок безвозвратно изменился, давно уже нет здесь производства, закрыта «бабушкина» перчаточная фабрика. Закрыт и детский сад, а школу ежегодно оканчивают не более пяти выпускников. С каждым годом здесь что-то исчезает. Пустые дома продаются дачникам. Стареют и уходят старожилы, ветшают и разрушаются вещи. И лишь память сердца подсказывает образы детского счастья. Ностальгия по уходящей натуре…

«О чем моя выставка? – размышляет Юлия. – Она как рождение человека, когда всё имеет значение: его родные и близкие, место, где он родился и вырос. И в этой серии я рассказываю о самых простых, но важных для человека вещах: о значимости той, своей маленькой Родины, куда я рада возвращаться, где все места для меня знакомы, каждую дорожку и тропинку я знаю наизусть. Где у всего есть неповторимый аромат, а вкус хлеба не сравнится ни с чем. Где безумно красиво, когда начинают цвести сады и яблони стоят как невесты. Я стою и не могу надышаться от переполняющего душу счастья. Все такое родное и близкое. У каждого из нас есть место, с родным домом, тропинками, садами, любимыми игрушками. Каждый может вспомнить любимый двор, запах парного молока и вкус горячего хлеба. Об этом можно говорить бесконечно и, наверно, поэтому всё это живёт во мне и останется со мной навсегда. Это те чувства, которыми хочется поделиться со всеми.

Каникулы у меня были связаны с родным поселком. Время, проведенное у дедушки с бабушкой, навсегда запечатлелось в моей душе. Время всегда окрашивалось радостью встреч и грустью прощаний. До настоящего времени я навещаю бабушку и родных, оставшихся в Ширингушах. Снимаю дорогие моему сердцу места, пейзажи, предметы быта, все то, что безвозвратно ускользает. Я бывала у родных в Пензенской и Рязанской областях, и там тоже находила близкие мне образы.

Я люблю фотографии, висящие в старом доме на стене, где бабушка и дедушка смотрят на нас молодые. Мне всегда нравилось разглядывать фотографии, когда я приходила кому-то в гости. Дома у нас были толстые альбомы с фотографиями. В детстве я часами могла рассматривать старые альбомы, всматриваться в лица людей, расспрашивать об их жизни. И по сей день, приезжая в деревню, где родилась и выросла, я достаю тот же альбом, в котором собраны снимки родных и близких людей и рассматриваю их… Снова и снова мне в голову приходят строки из стихотворения Роберта Рождественского «Всё начинается с любви»:

Всё начинается с любви:

и озаренье, и работа, глаза цветов,

глаза ребёнка — всё начинается с любви…

Мария Витальевна Белявская, педагог фотошколы «Смена» так говорит о работах своей подопечной: «Неброские, привычные картины деревенской жизни становятся произведениями искусства, попав в ее объектив. Глядя на фотографии, зритель переживает ту любовь, нежность и трепет, которые испытывает автор, фотографируя свои родные места. Ей удивительным образом удаются самые разные жанры – бытовые сценки и портреты, пейзажи и натюрморты. И вне зависимости от жанра мы всегда видим героев ее фотографии, даже если это натюрморт и сам герой в кадре отсутствует. Ее объектив, а на самом деле глаза и душа, фиксируют мгновения простой жизни простых людей. И мгновения эти, в неспешной череде ее наблюдений, складываются в летопись их жизни, жизни русской деревни, прошедшей через многие испытания».

Посмотрим еще раз замечательные черно-белые фотографии. Весна: заразительно, радостно смеющиеся мать и отец в цветущем саду. Отец в освещенной солнцем сосновой роще. Вот сосредоточенная бабушка с палкой вышла из калитки, она идет за молоком мимо длинного высокого забора, выходит на дорожку. Школьница пробирается вдоль сарая, стараясь не запачкать ножки: рядом вскапывается огород. Ширингушская средняя школа, 1 сентября, по школьному коридору старшеклассница и учительница торжественно ведут первоклассников. В продуктовом магазине встретились две школьницы, одна – покупатель, вторая – «продавец». Держат ли нынче крестьяне скотину? По асфальтированной дороге тащится стадо, а телка заплутала и забрела внутрь водонапорной башни. Подходим к своему двору. Пустые банки сушатся на заборе. Дворняжка у сарая, а кот на пороге дома. В треугольном зеркале отражаются резиновые сапоги. Баня: на лавке ведро и мыло, на стене мочалки. Зайдем в старый деревянный дом. К потолочной балке подвешена деревянная люлька, у стены пустая скамья, над нею окно с крестом переплета. Юлькина люлька. Юлия вытирает пыль с фотографий бабушки и дедушки, они снимались в конце 1930-х годов и такими молодыми остались навсегда. Красный угол, наружная проводка на изоляторах. Бабушка разговаривает с котом, сидящим на теплой печке, а с кем еще поговоришь, раз дети и внуки разъехались.

Шесть снимков из серии «В горнице моей светло…»: кот в остывшей печке среди кастрюль; осы прилипли к оконному стеклу; тапки на круглом половике; окно с двумя цветочными горшками; букет на веранде; красный угол со столом, тумбочкой, телевизором и стулом, на стене под потолком фотографии деда и бабушки.

35 черно-белых фотографий деревенской жизни. Такая съемка обычно ассоциируется с документальным репортажем, с подлинностью зафиксированной жизни. В конце прошлого века цветная фотография была неестественно яркой, пестрой, вызывающей, поэтому она использовалась в рекламе. Цвет был инструментом привлечения зрителя. Черно-белая съемка противопоставлялась цвету как сдержанная, благородная, даже аристократичная. Но сегодня черно-белые снимки могут показаться манерными: мы привыкли и к цветному миру, и к высококачественным цветным изображениям. «Я вообще люблю снимать черно-белые фотографии. – поясняет Юлия. – Цвет отвлекает от самого важного в объекте съемки. У меня есть цветные пейзажи, но они пока не собираются в серию».

Деревенская серия Юлии Алмаметовой не кажется мрачной, строгой и аскетичной: ее тональность настолько богата, что монохром заменяет колористику. Гармония достигается сочной лепкой формы, бесконечными переходами черного, серого и белого. Теплый бархатно-черный тон покрывает пространство, заливает глубину, подчеркивает форму предметов, множественные градации серебристо-серого и белого переходят друг в друга. Монохромность подчеркивает материальность, объемность и фактуру, объединяет предметы и пространство в единую среду, а десятки снимков – в единую серию изображений.

Большинство объектов снято с близкого расстояния, почти в упор. Кажется, что так смотрит на мир ребенок: подойдя близко к столу, печке, забору и внимательно рассматривая их фактуру, будто видит впервые. Предметы обихода заполняют весь кругозор ребенка. Такими он запомнит умывальник, зеркало, корыто на всю жизнь. При таком взгляде даже небольшие бытовые вещи, насекомые или цветы кажутся весомыми, внушительными. Он заполняют собой весь мир.

алмаметова 1 алмаметова 2 алмаметова 4 алмаметова 6 алмаметова 7

В родной деревне хочется отдохнуть от бешеного ритма жизни мегаполиса. Чтобы прожить непростым ремеслом фотографа, надо не покладая рук работать на заказ. В отличие от изобразительного искусства, фотография плохо продается, хотя, конечно, и в Петербурге работают выдающиеся фотомастера, которым заказывают целые серии. В заказной фотографии много разных направлений и жанров, от съемок международных форумов до ресторанной еды, от студийной съемки до фотопрогулок по городу. Ненасытная реклама требует качественной фотографии, современные туристические путеводители должны иметь красивые зазывные картинки. Чтобы продать недвижимость, для начала ее нужно хорошо отснять. Фотография работает на культуру потребления, воспитывая зрителей как покупателей.

Каждый фотограф пытается снимать по-своему, выживая в творческой конкуренции. Ценятся необычная подача материала, тщательная обработка в графических редакторах, использование различных способов фотосъемки и художественных эффектов. Один из модных питерских фотографов рекламирует себя так: «Люблю фотографировать счастливых людей! Только яркие эмоции и красочные мгновения вашей жизни останутся в вечности. Главное для меня, чтобы мои клиенты остались довольными. Поэтому ради хороших снимков я готов на самые бесшабашные трюки! Скидка 10% на все фотосъемки при бронировании до конца месяца». Фотограф поможет заказчику создать его образ – образ успешного, сильного и богатого человека. Сегодня это востребовано. И продать вместе с фотоимиджем массу положительных эмоций, вплоть до «сказочного удовольствия».

Коммерческая фотография предполагает постоянное напряжение и интенсивный труд. Каждая фотосъемка – это очередной вызов, и фотограф обязан показать заказчику максимум своих возможностей. Только такой подход ведет к успеху – материальному или общественному. Но удается ли заниматься творческой фотографией, идущей от души, от сердца, при ежедневной занятости заказами?

Творческая фотография требует постоянного поиска, ее персонажами не обязательно должны быть успешные, красивые и счастливые люди. Интерес фотографа зачастую вызывают не столь одномерные личности и неординарные ситуации. Юлия отвечает: «Творческой фотографией в Петербурге заниматься удается и довольно часто. Мы постоянно встречаемся в фотоклубе, в котором ежегодно реализуются проекты, в 2018 году у нас состоялось несколько выставок, в следующем году также планируем сделать работы для ряда выставок. Сейчас я работаю над интересными темами. Мы снимали петербургские парки и усадьбы, я фотографировала в православных храмах обряды крещения и венчания. Естественно, живя в Петербурге, я не могла пройти мимо наших старых и очень необычных дворов, которых становится все меньше. Я снимала классические проспекты, театральные постановки, концертные выступления. У меня есть интересные репортажные съемки. Все это – творческая, а не коммерческая фотография, которая ставит перед тобой совершенно иные задачи».

Какой жанр Юлия Алмаметова считает для себя наиболее трудный в фотографии? Как ни странно, постановочный натюрморт. Она любит снимать то, что сложилось само собой и живет естественной жизнью. Вещи сами складываются в привычные натюрморты, они составляют наш быт, зачастую мы их не воспринимаем с художественной точки зрения. Но профессиональному фотохудожнику это под силу – если свет по-особому упадет на предмет, если между вещами сложится связь, если они заговорят. «Именно такие спонтанно соединившиеся натюрморты часто вызывают сильные эмоции, – поясняет Юлия, – Но специально собрать и разложить нечто ради съемки я не могу».

Сегодня процесс съемки упростился, а качество изображения резко возросло. Как фотографу конкурировать с любителями, имеющими современные гаджеты с объективами? Каким надо быть профессионалом, чтобы тебе заказали фотосъемку? Какие технические секреты надо знать? Ответ Юлии Алмаметовой самый бесхитростный: «Самое главное, надо любить свое дело. Когда что-то идет от души, это находит отклик у зрителей. У каждого свой путь. Для меня, прежде всего, является важным, сохранить человеческую память. Востребована ли моя деятельность? Мне сложно ответить на этот вопрос, но когда зрители говорят, что возвращаются в счастливое детство, в свои родные места, когда всё было беззаботно, я бесконечно радуюсь этому». Как тут не вспомнить стихотворные строчки Арсения Тарковского: «Всё, что мило, зримо, живо, повторяет свой полет, если ангел объектива под крыло твой мир берет».

У Юлии Алмаметовой много творческих планов, среди них – вторая выставка в Саранске. Может быть, мы увидим снятую её фотокамерой величественную архитектуру северной столицы, а, может быть, питерских старожилов. В любом случае, это будет очень интересно!

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ