«Белый офицер» | Мордовский музей имени С.Д. Эрьзи

«Белый офицер»

 

Первым в ряду мордовских художников, подвергшихся сталинским репрессиям в 1930-е годы, стоит  Василий Андреевич Детцов. Упоминание о нём как о «враге народа» мы находим в публикациях, посвящённых первому съезду Союза художников Мордовии,  проходившему в Саранске в ноябре 1937 года. Газета «Красная Мордовия» поместила статью «Правдивее отображать нашу прекрасную жизнь», в которой Вл. Жаровский в духе открывшейся «охоты на ведьм» пишет: «… подлую работу вел в организации художников Мордовии ныне разоблачённый враг Детцов, его поддерживал исключённый из Союза Березин, их старательно защищал Хрымов, пробравшийся при содействии врагов народа в Академию художеств». (1) Наглое, необоснованное обвинение в этой статье бросается в адрес  художников, сделавших многое для того, чтобы изобразительное искусство пришло в широкие массы мордовского населения, а художники организационно объединились в свой творческий Союз, о котором говорилось на протяжении 5 лет, начиная с 1932 года.   В.Д.Хрымову посчастливилось миновать сталинские застенки, а Березин и Детцов попали в жернова адской машины под названием ОГПУ – НКВД, которая исковеркала их судьбы, обрекла на забвение потомков.

Василий Андреевич Детцов родился 5 августа 1895 года в селе Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии в семье крестьянина-середняка. (2) Русский. До 1915 года учился, образование незаконченное среднее; в 1911 году закончил Тереньгумское начальное училище и уехал в Москву, где поступил в Императорское Строгановское Центральное художественно-промышленное училище на скульптурное отделение. Первая мировая война прервала учёбу, Детцов был призван в армию и направлен в Киевскую школу прапорщиков. После февральской революции вернулся на родину, к родителям. С июля 1918 года по декабрь1919 по мобилизации служил в Белой армии генерала Колчака, куда попал случайно, не по убеждению: ближайший к селу городок Сенгилей был захвачен корпусом Каппеля и Детцов, имеющий военное образование, был зачислен прапорщиком, батальонным адьютантом в полк капитана Френкеля. Полк вёл бои с Красной армией под Симбирском и Челябинском. Но уже в  1919 году Детцов перешёл на сторону «красных». После окончания Гражданской войны оставался на кадровой военной службе вплоть до 1932 года. Занимал высокие командные посты: помощник начальника штаба полка, помощник командира батальона. Член ВКП (б) с 1923 года. В 1932 году был исключён из партии и уволен из армии в связи с обвинениями по поводу службы у «белых» (в эти годы начались массовые преследования «военспецов»). В вину ему также ставилось участие в расстреле двух коммунистов в родном селе в 1918 году. Очень серьезное  обвинение, но основано оно было на доносе, не подкрепленном документами. В 1932 году сталинский террор только набирал обороты, потому обошлось увольнением из армии и исключением из партии. Устоявшийся мир, включающий дом, любимую работу, молодую жену и двух дочек, подкрепленный неплохим заработком красного командира, дал широкую трещину, которая совсем скоро, в 1937 году, превратилась в настоящую пропасть.

После увольнения из армии Василий Андреевич переезжает с семьёй с Кавказа (именно там проходила его служба) на жительство в Саранск. Точная причина приезда в наш город не выяснена, возможно, здесь жил кто-то из родственников или знакомых. В Саранске Детцов работает преподавателем военного дела в Мордовской коммунистической сельскохозяйственной школе имени К. Маркса, художником в «Кинотресте». Принимает участие в художественной жизни республики: показывает свои картины на выставках, делает предложения по устройству Союза художников Мордовии. Упоминания о Детцове мы находим в различных документах тех лет: статья директора Научно-исследовательского института мордовской культуры Галаева в газете «Красная Мордовия»  о конкурсе эскизов и картин мордовских художников в честь пятилетия Мордовской автономной области: «НИИМК вне конкурса премирует молодых художников Калачина, Елизарова и Детцова» (3); постановление СНК МАССР от 13 мая 1935 года «Об организации Мордовского отделения Союза Советских художников и создании в Саранске студии живописи»: «Утвердить состав организационного комитета Союза художников, согласно протокола организационного собрания, в составе тт. Гребенцова, Солдатова, Детцова и Сновальникова и кандидатов тт. Березина и Хрымова». (4)

Судя по отзывам о  работе Детцова и как художника – оформителя и как художника – станковиста, он не был профессионалом. Природная склонность к рисованию, знания в этой области, полученные в Строгановском училище, необходимость зарабатывать на жизнь и отсутствие в Саранске на тот момент достаточного количества художников-профессионалов, привели его на короткое время в отряд мордовских живописцев. Московский искусствовед Е.М.Костина пишет: «После образования Союза Советских художников Мордовии в 1935 году состоялась 1-я республиканская выставка мордовского изобразительного искусства, приуроченная к Октябрьским торжествам…Были на выставке и работы, отмеченные претенциозной безвкусицей и нарочитым декоративизмом (большое полотно В. Детцова «1-й съезд Советов МАССР»).» (5) Нелестный отзыв, но он важен тем, что даёт хотя бы какое-то представление о творчестве этого художника, а также подтверждает факт, что в конце 50-х годов картины Детцова ещё хранились в городе и их можно было увидеть. Однако нельзя исключать  предположение, что Костина при написании книги пользовалась не собственными впечатлениями от увиденных работ, а газетными материалами разных лет. В частности, о картине Детцова она могла узнать из газетной статьи «Помочь молодым дарованиям», посвящённой первой республиканской художественной выставке: «Художник В. Детцов дал хороший натюрморт «Цветы», но его большое полотно «1-й съезд Советов МАССР» слишком декоративен. Художник увлёкся оформлением яркой декорацией, а основное – президиум Съезда – не разработал». (6) Упоминание о работах Детцова мы находим и в статье «Художники Мордовии готовятся к 20-летию Октября», напечатанной в газете «Красная Мордовия» 4 июня 1937 года: «Художник Детцов подготавливает зарисовку «Выступление члена Президиума ВЦИК тов. Смидовича на первом съезде советов МАССР» и картину «Лыжный переход Саранск-Москва». (7) Судя по названию работ – это многофигурные тематические композиции, выполнить которые на высоком художественном уровне без должной подготовки  было, конечно же, сложно. Следует отметить смелость, с которой берётся Детцов за эту работу и идеологическую направленность их, говорящую о том, что художник твёрдо стоит на принципах социалистического реализма. Только вот мастерства у него было недостаточно…

В августе 1937 года в НКВД МАССР поступила справка ректората и парткома Мордовской коммунистической сельскохозяйственной школы, в которой сказано, что «бывшим преподавателем Детцовым написанные картины для школы являются абсолютно негодными и контрреволюционными. Например:

  1. В массовой картине с лозунгом «Кадры решают всё» недопустимо искажён портрет тов. Сталина и тем более тов. Ленина – изображенный пятником. (скорее всего «памятником» Н.О.)
  2. Доска почёта с изображением портретов Маркса – Энгельса – Ленина – Сталина, где допущено извращение эмблемы Советского Союза. Рукоять серпа и молота расположены не к низу, как это подобает, а наоборот. Считаем, что все эти искажения допущены не случайно, а не иначе как с умыслом контрреволюционного протаскивания. Указанные картины школой списываются как нетерпимо негодные к использованию». (8)

Эта справка показывает, что в 1937 году над Василием Андреевичем стали вновь сгущаться тучи и 2 ноября был выдан ордер № 336 на его арест. При обыске сотрудники НКВД изъяли книгу Игоря Грабаря, семь Почётных грамот, 2 фотоаппарата (один заграничный), пластинки.  Вряд ли они имели отношение к контрреволюционной деятельности арестованного и проходили в деле как вещественные доказательства — просто для этих вещей нашлись новые хозяева.

Помимо ошибок в оформлении сельскохозяйственной школы,  в вину Детцову также вменялось неграмотное оформление кинотеатра «Новый». Из протокола допроса Еремина П.Д., управляющего кинотрестом: «На гербе СССР написал 10 флажков, вместо 11 – по всем 11-ти союзным республикам. Кроме того герб исказил, пришлось его снять, т.к. при внимательном издалека рассмотрении, получается «череп», что явно искажено в контрреволюционном виде». Из протокола допроса Каныгина А.Н., директора кинотеатра: «Подтверждаю искажение герба. Кроме того, Детцов, оформляя рекламу фильма «Чапаев», не сделал её как следует. Не дал вида Чапаева, а сделал кое-как пулемёт и Петьку и  еле заметно т.Чапаева. И тут Детцов умышленно не дал настоящего вида т.Чапаева». Но это было лишь дополнением к основному обвинению — службе в Белой армии и расстреле коммунистов в с. Тереньга.

10 декабря 1937 года постановлением Тройки при НКВД МАССР Детцов был осуждён за контрреволюционную деятельность к 10-ти годам исправительно-трудовых лагерей. В 1939 году его жена, Агриппина Семёновна, написала жалобы прокурору СССР  Вышинскому и наркому Внутренних дел  Берии. Из Москвы ей ответили, что «в пересмотре дела Вашего мужа отказано, т.к. он осуждён правильно». Не приняты были во внимание результаты расследования, которое она лично провела.  Женщина съездила в Куйбышевскую область, на родину мужа, и выяснила, что «первый из расстрелянных, Сундуков, и поныне жив и здоров, проживает в г.Казани, на что я прилагаю справку, а второй – Ефстифеев, действительно был расстрелян, но не Детцовым, а … кулаком Чинаровым, на что я прилагаю подписку граждан с. Теренги». Агриппина Семёновеа верила в справедливость и гуманность советских органов, иначе не стала бы писать в жалобе: «Я, жена Детцова и дети не имели никаких пятен на своей жизни, открыто заявляем, что мой муж и отец имеет пятно в своём прошлом, но за 20 лет Советской власти стал подлинно советским человеком… Мы со своей стороны ручаемся за него, что он изменником Родины не был и никогда  не будет». (9) Непродолжительная служба сначала в царской, а затем в Белой армии стала тем темным пятном, которое перекрыло заслуги этого человека перед Советской властью. А он  служил ей верой и правдой, за что был награждён в 1931 году орденом боевого Красного Знамени  за ликвидацию белогвардейского отряда генерала Бакича. Стоит также вспомнить о семи Почётных грамотах – просто так их тогда не давали.

Вернуться из сталинских лагерей Василию Андреевичу не удалось. Он умер в лагере 29 мая 1945 года, не дожив 3 месяца до  своего пятидесятилетия и полтора года до освобождения. В справке, присланной жене, указан диагноз – кровоточная язва желудка. На основании справки Агриппина Семёновна в Саранском ЗАГСе оформила акт о смерти мужа. Именно эта запись, сохранившаяся в архивах и дала возможность узнать о кончине этого человека. После смерти Сталина Агриппина Семёновна приложила все усилия к пересмотру дела мужа; пусть даже с мёртвого, ей хотелось снять  позорное клеймо «врага народа». И она добилась этого в 1956 году. Президиум Верховного суда МАССР своим постановлением отменил постановление Тройки при НКВД в отношении Детцова В.А., признав его невиновным.

Василий Андреевич прожил в Саранске всего несколько лет, но эти годы имели очень большое значение для становления изобразительного искусства Мордовии. Свой посильный вклад внёс в это дело и он. К сожалению, ни картин, ни родственников Детцова, у которых они могли бы сохраниться,  отыскать не удалось. Агрипина Семёновна была образованным человеком, в момент ареста мужа работала счетоводом на консервном комбинате. По сведениям отдела кадров комбината на предприятии она числилась вплоть до 1960-х годов. В 2000-м году удалось найти ветеранов, которые ещё помнили о ней. Затем след её теряется. В городе она не прописана, но и не умирала здесь. Скорее всего, дочки выросли и уехали из Саранска, а она доживать свой век уехала к ним. Не стала мордовская земля  матерью этим людям, но долг ныне живущих  будет выполнен, если  их имена останутся в памяти людей.

 

Примечания.

  1. Газета «Красная Мордовия» от 17 ноября 1937 г.
  2. Архив УФСБ РФ по РМ. Д. 2703.
  3. Газета «Красная Мордовия» от 30 ноября 1934 г.
  4. Культурное строительство в Мордовской АССР. Сборник документов. Часть первая (1917-1941 гг.). Саранск. Мордовское книжное издательство. -1986. – Стр.261-290.
  5. Костина Е.М. Изобразительное искусство Советской Мордовии. — Саранск. Мордовское книжное издательство. — 1958.- Стр. 8-9.
  6. Газета «Красная Мордовия» от 24 ноября 1935 г.
  7. Газета «Красная Мордовия» от 4 июня 1937 г.
  8. Архив УФСБ РФ по РМ. Д. 2703.
  9. Там же.

 

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ